№4. Статья 12.26 часть 1 КоАП РФ. Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения

Невыполнение водителем требования о прохождении медицинского освидетельствования. Статья 12.26 часть 1 КОАП РФ

Постановлением мирового судьи от 08 июня 2009 года А. за невыполнение требования сотрудника ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования был подвергнут в соответствии со ст. 12.26 ч.1 КоАП РФ административному взысканию в виде лишения права управления транспортным средством на 01 год 08 месяцев.

В жалобе А. просил отменить решение по постановлению в виде лишения его права управления транспортным средством на 01 год 08 месяцев, указывая, что сотрудники ГИБДД вели себя неправильно. Его представитель Тимохин А.И. в дополнении к жалобе также просил отменить постановление мирового судьи, полагая, что у сотрудников ГАИ отсутствовали законные основания для привлечения к административной ответственности.

Заявитель А. судебном заседании поддержал свою жалобу в полном объеме и полагал, что постановление мирового судьи подлежит отмене, так как ему никто не предлагал пройти освидетельствование и медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. Кроме этого, 11 апреля 2009 года около 03 часов он был остановлен сотрудниками ГИБДД на ул. Ленина города Светлого, где сотрудники ГИБДД попросив его пройти к служебной машине, сказали, чтобы он проехал на площадь г. Светлого, после чего сами уехали. Через некоторое время один из сотрудников ГАИ вернулся и сказал, что ему нужно ехать в пос. Комсомольский, где затем в 06-ом часу ему вручили там протокол и другие документы. Освидетельствование пройти ему не предлагали, на медицинское освидетельствование также не предлагали ехать, протоколы подписывать ему также не предлагали. Объяснений у него не отбирали, понятых не было.

Ознакомившись с доводами жалобы, заслушав заявителя А. его представителя Тимохина А.И., ознакомившись с показаниями свидетелей Салюсенко В.П., Кликодуева С.Н., изучив материалы дела, суд пришел к выводу об удовлетворении жалобы.

Согласно ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

В качестве доказательства вины А. при привлечении его к административной ответственности по ст. 12.26 ч. 1 КоАП РФ послужили протокол 39 КГ № 010568 об административном правонарушении от 11 апреля 2009 года, акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения КГ № 001502 от 11 апреля 2009 года, протокол КГ № 005019, о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, протокол 39 КГ № 003978 об отстранении от управления транспортным средством от 11 апреля 2009 года, в которых указано, что водитель А. отказался от освидетельствования и медицинского освидетельствования, при этом он также отказался от подписи в протоколах и акте в присутствии понятых Кликодуева С.Н., Фадеева Д.С.

Как видно из материалов дела указанные выше протоколы об административном правонарушении, акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и протокол о направлении на медицинское освидетельствование, протокол об отстранении от управления транспортным средством на имя А. были составлены зам. командира взвода ОБ ДПС ГИБДД Зудилиным А.В. 11 апреля 2009 года в гор. Светлом на ул. Ленина, 5, в период времени с 03 часов 15 минут до 04 часов 15 минут.

Свидетель Салюсенко В.П., находившийся 11 апреля 2009 года в автомобиле «Ауди», которым управлял А., в протоколе его опроса от 20 мая 2009 года пояснил, что автомобиль был остановлен сотрудниками ГАИ около 03 часов на ул. Ленина, где отходил по требованию этих сотрудников к служебному автомобилю ГАИ, после чего по требованию сотрудников они с А. поехали на площадь г. Светлого, где они с А. ждали сотрудников ГАИ. Через некоторое время туда к ним подъехал один из сотрудников ГАИ и они поехали в другую часть города, где простояли до 05 часов 30 минут, когда к ним подошел сотрудник ГАИ и передал А. какие-то документы. После этого он с А. поехал домой.

Свидетель Кликодуев С.И., таксист, находившийся 11 апреля 2009 года на стоянке на ул. Советской в районе площади гор. Светлого, при его опросе мировым судьей 20 мая 2009 года также пояснил, что его пригласили сотрудники ГАИ к автомобилю «Ауди», стоявшей от него на площади в 30-40 метрах. Подойдя к а/м «Ауди», он увидел, сидящих там А.А. и сотрудника ГАИ. Последний, пояснив Кликодуеву, что А. находится в состоянии наркотического опьянения и отказывается от медицинского освидетельствования, дал Кликодуеву протоколы и акт, в которых он расписался. Однако Кликодуев пояснил, что в его присутствии не отказывался от медицинского освидетельствования.

В протоколе на медицинское освидетельствование на состояние опьянения от 11 апреля 2009 года есть ссылка на признаки опьянения, как неустойчивая походка, зрачки не реагируют на свет, однако при этом в протоколе указано на отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного, а не наркотического опьянения, что вызывает сомнение в достоверности установления сотрудниками ГАИ признаков опьянения у А. в тот момент и соответственно нельзя признать данный документ допустимым доказательством.

Как следует из постановления мирового судьи от 08 июня 2009 года, при оценки мировым судьей пояснений А. и свидетеля Салюсенко В.И., он во внимание их не принял, со ссылкой на то, что А. является лицом, заинтересованным в исходе рассматриваемого в отношении него дела, а свидетель Салюсенко В.И. состоит с А. в дружеских отношениях.

Далее, как указывает мировой судья в этом же постановлении, пояснения свидетеля
Кликодуева С.Н. относительно того, что он не видел факта отказа А. от прохождения медицинского освидетельствования, им также были оценены критически со ссылкой на то, что Кликодуев С.Н., имея продолжительный водительский стаж и зная об обязанности водителя проходить медицинское освидетельствование по требованию сотрудников ГАИ, должен был убедиться в достоверности сведений, содержащихся в документах, в которых он учинил свою подпись, что противоречит требованиям ст. 25.7 КоАП РФ, которой предусматривается, что в качестве понятого может быть привлечено не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо. Число понятых должно быть не менее двух. Понятой удостоверяет в протоколе своей подписью факт совершения в его присутствии процессуальных действий, их содержание и результаты.

Как следует из постановления мирового судьи при рассмотрении дела, поскольку акт освидетельствования, протокол об административном правонарушении и протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения составлены с соблюдением соответствующих требований законодательства об административных правонарушениях уполномоченным должностным лицом – сотрудником ГАИ, оснований для сомнений у судьи в достоверности указанных в протоколах сведений, в том числе относительно присутствия при их составлении понятых, у него не было.

Однако, исходя из положений ст. 1.6 ч.1 КоАП РФ обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного взыскания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

Учитывая тот факт, что составленные 11 апреля 2009 года на ул. Ленина 5 г. Светлого зам. командиром взвода ОБ ДПС ГИБДД Зудилиным А.В. протокол об административном правонарушении № 010568, акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения КГ № 001502, протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения КГ № 005019 на имя А. были составлены с нарушением ст. 25.7 КоАП РФ, без участия понятого, что подтверждается показаниями свидетеля (понятого) Кликодуева С.Н., который пояснил, что только он расписался в протоколах и акте, а А. при этом от медицинского освидетельствования не отказывался, суд счел, что данные протоколы получены с нарушением закона и являются недопустимыми доказательствами, каких-либо других доказательств вины А. в материалах дела нет, поэтому суд пришел к выводу о том, что постановление мирового судьи подлежит отмене, а производство по делу подлежит прекращению на основании п.2 ч.1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием в действиях А. состава административного правонарушения.