№263. Восстановление выплаты пенсии по потере кормильца детям, обучающимся в иностранном образовательном учреждении

№263. Восстановление выплаты пенсии по потере кормильца детям, обучающимся в иностранном образовательном учреждении

В интересах К.А.В. и К.Е.В. я обратился в суд с иском к ГУ-Управление Пенсионного Фонда РФ в Светловском городском округе Калининградской области (межрайонное), указав, что 31 мая 1999г. умер их отец – К.В.Н. Так как истцы являлись несовершеннолетними, с 31.05.1999г. по 30.09.2016г. им была назначена социальная пенсия по случаю потери кормильца.

30.09.2016г. истек срок выплаты им пенсии, поэтому они обратились к ответчику с просьбой о продлении данной выплаты, так как обучаются по очной форме в учебных учреждениях Германии: К.А.В. – в гимназии Аулендорф; К.Е.В. – в Эдит-Штайн-школе Аулендорф.

Однако в этом им, сначала в устной форме, а затем и в письменной форме 27.03.2017 г., было отказано по следующим основаниям:

истцами не представлено направление на обучение в соответствии с международными договорами РФ,

не поданы заявления о выезде за пределы территории РФ с указанием адреса постоянного проживания истцов, даты выезда на постоянное проживание, реквизитов для перечисления пенсии, ознакомление с нормами Порядка,

-не представлены документы, подтверждающие перемену фамилии с «Кельборм» на «Штукерт»,

-справка учебного заведения на имя Кельборм А.В. не содержит печати данного учреждения,

-а также все иностранные документы должны быть удостоверены апостилем в соответствии с Гаагской конвенцией.

Считал отказ от 27.03.2017г. незаконным по следующим основаниям.

В обоснование незаконности требования Ответчика по предоставлению направления на обучение, ссылался на правовую позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в Постановлении от 27.11.2009г. №18-П; требование Ответчика о подаче заявления каждым истцом полагали излишним, так как ранее такое заявление уже подавалось для назначения указанных выплат; излишним является и требование пенсионного органа в части предоставления сведений о перемене фамилии истцами, так как справки учебных учреждений содержат сведения об их фамилии как «Ш.», урожденных «К.»; отсутствие в одной из справок учебного учреждения печати, не влечет недействительность данного документа.

На основании изложенного просили признать незаконным отказ пенсионного органа №135 от 27.03.2017г. о возобновлении выплаты; признать право истцов на восстановление им выплаты пенсии по потере кормильца с 01.10.2016г. по 31.07.2018г.; обязать ответчика восстановить данные выплаты и производить с 01.10.2016г. по 31.07.2018г.

В судебном заседании истцы не присутствовали, извещались надлежащим образом по адресам, указанным в иске.

Участвуя в судебном заседании в качестве представителя истцов, я на иске настаивал. Пояснил, что на дату рассмотрения дела истцами уже выполнена часть требований пенсионного органа, а именно: поданы заявления о выезде за пределы территории РФ с соответствующими сведениями; предоставлены справки в подтверждение изменения фамилии с «К.» на «Ш.»; поданы дополнительные справки из учебных учреждений в подтверждение обучения истцов по очной форме обучения по общеобразовательным программам с указанием периода обучения, с наличием необходимых реквизитов и печатей этих учреждений все иностранные документы имеют переводы и содержат апостиль.

Направления на обучение в соответствии с международными договорами истцами н представлены, так как оно отсутствует; истцы поступили на обучение самостоятельно. Настаивал, что в этой части требование пенсионного органа незаконно, о чем правовую позицию высказал Конституционный Суда РФ в Постановлении от 27.11.2009г. №18-П.

Представитель ответчика ГУ-Управление Пенсионного Фонда РФ в Светловском городcком округе Калининградской области (межрайонное) по доверенности от 03.04.2017г. Ш.Л.А. возражала против исковых требований, с учетом уточнений; полагала, что решение пенсионного органа о приостановлении, а затем и о прекращении выплаты истцам пенсии по случаю потери кормильца, являются законными; ссылалась на доводы, изложенные в отказе о 27.03.2017г. Подтвердила, что на дату рассмотрения дела стороной истцов предоставлены все документы которые были перечислены в отказе от 27.03.2017г., кроме направлений на обучение. Поэтом полагала, что из-за отсутствия направлений на обучение, выплата истцам пенсии по потер кормильца не может быть восстановлена.

Заслушав представителя истцов, представителя ответчика Ш.Л.А., исследовав материалы объединенного гражданского дела №2-81/17, обозрев пенсионные дела №023394 и №023390 К.Л.И. о назначении пенсии по случаю потери кормильца на К.А.В. и К.Е.В.; обозрев оригиналы представленных представителем истцов документов – заявления истцов о выезде за пределы территории РФ указанием адреса постоянного проживания, даты выезда на постоянное проживание, реквизита для перечисления пенсии, ознакомление с нормами Порядка; документы, подтверждающие перемену фамилии с «К.» на «Ш.»; справки учебных учреждений на имя К.А.В. и К.Е.В, суд пришел к следующему.

В соответствии с пп. 1 п. 2 ст. 9 Федерального закона N 173-ФЗ от 17.12.2001 г. “О трудовых пенсиях в Российской Федерации” (применявшегося до 01.01.2015 г.) право на получение пенсии по случаю потери кормильца имеют дети умевшего кормильца, обучающиеся по очной форме обучения в образовательных учреждениях, в том числе в иностранных образовательных учреждениях, расположенных за пределами территории Российской Федерации если направление на обучение произведено в соответствии с международными договорами Российской Федерации, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет.

Аналогичное положение закреплено в п.1 ч.2 ст. 10 ФЗ РФ № 400-ФЗ от 28.12.2013 г. “О страховых пенсиях”.

Судом установлено и подтверждено материалами дела, что К.А.В. и К.Е.В., родившиеся 28 сентября 1998 года, являются гражданами Российской Федерации, родителями записаны: отец-К.В.Н., мать К.Л.И. 31 мая 1999г. Курячий В.Н. умер.

К.Л.И., мать истцов, в связи со смертью отца детей К.В.Н., с 1999г. являлась получателем пенсии по случаю потери кормильца до наступления совершеннолетия детей, то есть по 28.09.2016г.

Материалами дела подтверждено, что с 19.04.2002г. К.А. и К.Е. выехали на постоянное проживание в Германию; постоянно проживают по адресу: Боозерштрассе, 2, 88326 Аулендорф, Германия.

С 01.10.2016г. выплата пенсии по потере кормильца пенсионным органом была приостановлена в соответствии с ч.1 ст.24 ФЗ РФ № 400-ФЗ от 28.12.2013 г. “О страховых пенсиях”, а с 20.03.2017г.-прекращена в связи с истечением шести месяцев со дня приостановления выплаты страховой пенсии п.2 ст.25 указанного закона.

Пункт 3 ч.1, ч.2 и ч.З ст.24 ФЗ РФ № 400-ФЗ от 28.12.2013 г. “О страховых пенсиях предусматривает, что приостановление выплаты страховой пенсии производится в случае достижения лицом, получающим страховую пенсию по случаю потери кормильца, возраста 18 лет и отсутствия документов, подтверждающих его обучение по очной форме обучения в организации, осуществляющей образовательную деятельность по основным образовательным программам, либо истечения срока обучения получателя страховой пенсии по случаю потери кормильца после достижения им возраста 18 лет, подтвержденного документом указанной организации (сведениями, имеющимися в распоряжении органа, осуществляющего пенсионное обеспечение), – на шесть месяцев начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором указанному лицу исполнилось 18 лет, либо месяцем, в котором истек срок обучения.

При устранении обстоятельств, указанных в части 1 настоящей статьи, возобновление выплаты страховой пенсии производится в том же размере, в каком она выплачивалась на день приостановления выплаты страховой пенсии, с учетом индексации и перерасчета размера фиксированной выплаты к страховой пенсии (по основаниям, не предусматривающим подачи пенсионером заявления) в соответствии с частями 6 и 7 статьи 16 и частью 8 статьи 18 настоящего Федерального закона и корректировки размера страховой пенсии в соответствии с частью 10 статьи 18 настоящего Федерального закона.

Возобновление выплаты страховой пенсии производится с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, были получены соответствующие заявление о возобновлении выплаты страховой пенсии и документы, обязанность по представлению которых возложена на заявителя, за исключением случаев, предусмотренных частями 4 и 5 настоящей статьи. При этом неполученные суммы указанной пенсии, определенные в порядке, установленном частью 2 настоящей статьи, выплачиваются за все время, в течение которого выплата указанной пенсии была приостановлена.

В соответствии с п.2 ч.1 и п.2 ч.2 ст.25 вышеуказанного закона, прекращение выплаты страховой пенсии производится в случае истечения шести месяцев со дня приостановления выплаты страховой пенсии в соответствии с пунктами 1, 3, 5 и 6 части 1 статьи 24 настоящего Федерального закона – с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором истек указанный срок.

Восстановление выплаты страховой пенсии производится, в том числе, по желанию пенсионера в случае наступления новых обстоятельств или надлежащего подтверждения прежних обстоятельств, дающих право на установление страховой пенсии, если со дня прекращения выплаты указанной пенсии прошло не более 10 лет, – с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, получены заявление о восстановлении выплаты этой пенсии и все необходимые документы, обязанность по представлению которых возложена на заявителя.

В ходе рассмотрения дела установлено, что ни истцы, ни их представитель, до 17 марта 2017г. в УПФ РФ в Светловском городском округе Калининградской области с письменным заявлением о возобновлении выплаты не обращались. Первоначальный иск был подан в суд 10.01.2017г. Таким образом, суд пришел к выводу, что на дату подачи первоначальных исковых требований о признании за истцами права на получение пенсии по потере кормильца с 30.09.2016г. и обязании ответчика возобновить и производить выплату с указанной даты по 31.07.2018г., права истцов Ответчиком нарушены не были.

Письменное обращение произведено 17.03.2017г.; ответом пенсионного органа от 27.03.2017г. истцам К.Е.В. и К.А.В. отказано в возобновлении выплаты пенсии по потере кормильца с 01.10.2017г., хотя на указанную дату Ответчиком уже было вынесено решение о прекращении выплаты.

Основанием для отказа явилось: отсутствие заявлений истцов, содержащих сведения о выезде за пределы территории РФ с указанием адреса постоянного проживания, даты выезда на постоянное проживание, реквизитов для перечисления пенсии, а также об ознакомлении с нормами Положения «О порядке выплаты страховой пенсии лицам, выезжающим (выехавшим) на постоянное жительство за пределы территории РФ», утв. постановлением Правительства от 17.12.2014г. №1386, по форме согласно Приложения №1; отсутствие документов, подтверждающих перемену фамилии с К. на Ш.; отсутствие направления на обучение в иностранную образовательную организацию в соответствии с международными договорами РФ; отсутствие печати в справке образовательного учреждения Германии, выданной на имя К.А.В.; иностранные документы не удостоверены апостилем, что требуется в соответствии с Гаагской Конвенцией от 05.10.1961г.

Суд счел правомерным отказ пенсионного органа в части требования о необходимости подачи истцами лично либо через представителя заявления о выезде за пределы РФ с соответствующими сведениями, так как с наступлением совершеннолетия истцы, а не их законный представитель мать К.Л.И., будут являться получателями указанной выплаты. Порядок оформления данного заявления определяется Правительством Российской Федерации, что предусмотрено п. 3 Положения «О порядке выплаты страховой пенсии лицам, выезжающим (выехавшим) на постоянное жительство за пределы территории РФ», утв. постановлением Правительства от 17.12.2014г. №1386.

Также правомерно требование Ответчика о предоставлении документов, подтверждающих перемену фамилии истцами с К. на Ш., так как справки иностранных образовательных учреждений, ранее представленных стороной истцов, выданы на фамилию Ш.А. и Ш.Е., а в документе, удостоверяющем личность каждого из истцов – загранпаспорт гражданина РФ – их фамилии указаны как «К.».

Пунктом 121 Перечня документов, необходимых для установления страховой пенсии установления и перерасчета размера фиксированной выплаты к страховой пенсии с учете; повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии, назначения накопительной пенсии установления пенсии по государственному пенсионному обеспечению, утв. Приказом Минтруда социальной защиты Российской федерации от 28.11.2014г. №958н, установлено , если имя, отчество или фамилия гражданина в документе, представленном для установления пенсии, не совпадает с его именем, отчеством или фамилией, указанным в документе, удостоверяющем личность, принадлежность этого документа данному гражданину устанавливается на основании свидетельства о браке, свидетельства о перемене имени, свидетельства о расторжении брака справок о браке, о перемене имени, о расторжении брака, выдаваемых органами записей актов гражданского состояния, документов компетентных органов (должностных лиц) иностранных государств.

Также суд пришел к выводу, что ранее представленные истцами справки иностранных образовательных учреждений не соответствовали требованиям закона (не содержат апостиль); справка на имя Ш.А.В. урожденный К. не содержит печать организации, выдавшей ее.

В соответствии со статьей 3 Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов (заключена в Гааге, 5 октября 1961 года) единственной формальностью которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в которое выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ, является проставление предусмотренного статьей 4 апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен.

Вместе с тем, в части необходимости предоставления направления на обучение в иностранную образовательную организацию в соответствии с международными договорами РФ суд считает отказ пенсионного органа от 27.03.2017г. незаконным.

Материалами дела подтверждено, что К.А.В.(Ш.) в период с 14.09.2009г. обучается в гимназии Аулендорф, является учащимся 11 класса; ожидаемое окончание школы- 05.07.2018г.; К.Е.В.(Ш.) с 14.09.2015г. является учащейся профессиональной гимназии (училища) социальной и медико-санитарной направленности Аулендорф, предположительное окончание обучения-июль 2018г.; оба истца обучаются по очной форме обучения по общеобразовательным программам. Таким образом, на дату исполнения истцам 18-ти лет, они уже обучались в указанных иностранных образовательных учреждениях, куда поступили самостоятельно.

Признавая отказ пенсионного органа в части требования направления на обучение, суд исходил из следующего. Лишение тех детей, кто поступил самостоятельно в иностранное образовательное учреждение и получает в нем образование по очной форме в отличие от лиц, направленных на учебу в такие учреждения в соответствии с международным договором; права на получение пенсии по случаю потери кормильца до окончания обучения, но не более чем до достижения возраста 23 лет, означало бы установление необоснованных различий в условиях приобретения прав на получение пенсии по случаю потери кормильца лицами, относящимися к одной и той же категории исключительно в зависимости от способа поступления в иностранное образовательное учреждении, что не соответствуют требованиям статей 19 и 39 Конституции РФ.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 27 ноября 2009 года N 18-П “По делу о проверке конституционности пункта “а” части третьей статьи 29 Закона ‘Российской Федерации “О’ пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей” пункта 3 статьи 57 Закона Российской Федерации “Об образовании” и подпункта 1 пункта 2 статьи 9 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации” в связи с жалобой гражданки Н.С. Лаппы”, Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства, закрепленными в ее статье 7 (часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1). Конституционное право на социальное обеспечение включает и право на пенсию по случаю потери кормильца, условия и порядок получения которой согласно статье 39 (часть 2) Конституции Российской Федерации устанавливаются законом.

Федеральный законодатель, реализуя дискреционные полномочия, предоставленные ему статьями 39 (часть 2), 72 (пункты “б”, “ж”) и 76 (часть 2) Конституции Российской Федерации, и закрепляя в федеральном законе виды и правовые основания назначения пенсий, их размеры, порядок исчисления и выплаты, вправе определять как общие правила назначения и выплаты пенсий, так и особенности (условия) приобретения права на получение пенсий конкретного вида отдельными категориями граждан.

Вместе с тем, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, при осуществлении соответствующего регулирования федеральный законодатель связан, в том числе, необходимостью соблюдения конституционных принципов справедливости и равенства: он должен учитывать, что гарантированный статьей 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации принцип равенства носит универсальный характер, оказывает регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений и выступает конституционным критерием оценки законодательного регулирования не только прав и свобод, закрепленных непосредственно в Конституции Российской Федерации, но и прав, приобретаемых гражданами на основании закона.

В сфере пенсионного обеспечения соблюдение принципа равенства означает, помимо прочего, запрет вводить не имеющие объективного и разумного оправдания различия в пенсионных правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях); различия в условиях приобретения отдельными категориями граждан права на пенсию и реализации пенсионных прав допустимы, если они объективно оправданны, обоснованы и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июля 2007 года N 12-П).

Подпунктом 1 пункта 1 ст. 34 ФЗ РФ “Об образовании в Российской Федерации” N 273- ФЗ от 29 декабря 2012 года предусматривается право обучающихся на выбор организации, осуществляющей образовательную деятельность, формы получения образования и формы обучения после получения основного общего образования или после достижения 18 лет.

Тем самым действующее законодательство, регулирующее отношения в сфере образования, не препятствует самостоятельному (без направления на учебу) поступлению российских граждан в иностранные образовательные учреждения и обучению в них, в том числе, и при отсутствии соответствующего международного договора Российской Федерации о сотрудничестве в области образования.

Из позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 27 ноября 2009 года N 18-П, следует, что лишение детей, самостоятельно поступивших в иностранное образовательное учреждение и получающих в нем очное образование, права на получение пенсии по случаю потери кормильца до окончания обучения, означало бы установление необоснованных различий в условиях приобретения прав на получение пенсии по случаю потери кормильца лицами, относящимися к одной и той же категории, исключительно в зависимости от способа поступления в иностранное образовательное учреждение. Такого рода различия не имеют объективного и разумного оправдания и несовместимы с требованиями статей 19 и 39 Конституции РФ.

Принимая во внимание вышеприведенные нормы законодательства, суд считает, что не могут быть дискриминированы в правах дети, самостоятельно поступившие в иностранное учебное заведение, получающие пенсию по случаю потери кормильца за умершего родителя.

На дату рассмотрения настоящего дела по существу стороной истцов в добровольном порядке частично выполнены требования пенсионного органа, изложенные в отказе от 27.03.2017г., а именно, представлены заявления истцов о выезде за пределы РФ, сведения о перемене фамилии с К. на Ш., представлены уточненные справки из образовательных учреждений Германии; все иностранные документы надлежащим образом переведены, оформлены и апостилированы.

У Ответчика к содержанию и оформлению документов, представленных стороной истца, претензий не имеется, что подтвердила в судебном заседании представитель Ш.Л.А.

С учетом вышеизложенных обстоятельств, имеющихся материалов, суд счел уточненные исковые требования К.А.В. и К.Е.В. подлежащими частичному удовлетворению: суд признал отказ пенсионного органа от 27.03.2017г. незаконным в части требования о необходимости предоставления истцами направления на обучение в иностранную образовательную организацию, расположенную за пределами территории РФ, в соответствии с международными договорами РФ; в остальной части отказ обоснован и законен.

За К.А.В. и К.Е.В. подлежит признанию право на восстановление выплаты пенсии по потере кормильца с 01.10.2016г. (дата приостановления выплаты), а также на Ответчика возлагается обязанность восстановить и производить данную выплату истцам с 01.10.2016г. по дату окончания каждым истцом учебного учреждения, а не по 31.07.2018г., как было заявлено в уточненном иске, так как, исходя из справок иностранных учебных учреждений от марта 2017г., Ш.Е., урожденная К., завершит обучение предположительно в июле 2018г. (отсутствует точная дата окончания); Ш.А., урожденный К., ожидаемое окончание обучения -5 июля 2018г.

На основании изложенного суд решил исковые требования К.А.В. и К.Е.В. – удовлетворить.

Признать отказ ГУ – Управление Пенсионного Фонда РФ в Светлого Калининградской области (межрайонное) №135 от 27.03.2017г. незаконным в части требований необходимости предоставления направления на обучение в иностранную образовательную организацию, расположенную за пределами территории РФ, в соответствии с международными договорами РФ.

Признать за К.А.В. и К.Е.В. право на восстановление выплаты пенсии по потере кормильца с 01.10.2016г. и обязать ГУ-Управление Пенсионного Фонда РФ в Светловском городском округе Калининградской области (межрайонное) восстановить К.А.В. и К.Е.В. выплаты пенсии по потере кормильца с 01.10.2016г. и производить их по дату окончания учебных учреждений (июль 2018г.).