№291. Признание договора купли-продажи автомобиля недействительной сделкой в деле о банкротстве

№291. Признание договора купли-продажи автомобиля недействительной сделкой в деле о банкротстве

Решением Арбитражного суда Калининградской области от 21.02.2017 общество с ограниченной ответственностью «Балтзападторг» (далее – ООО «Балтзападторг», должник) признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Сатюков Дмитрий Николаевич.Сообщение о введении указанной процедуры в отношении Должника опубликовано в газете «Коммерсант» в печатной версии № 41 от 11.03.2017. 01.11.2017 в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) в Арбитражный суд Калининградской области обратился конкурсный управляющий Сатюков Д.Н (далее – конкурсный управляющий) с заявлением к Меркене Марине Александровне о признании договора купли-продажи автомобиля от 11.06.2015 № Р-12-07927 недействительным и применении последствий недействительности сделки.Определением Арбитражного суда Калининградской области от 19.12.2017 в удовлетворении заявления конкурсному управляющему отказано.

Не согласившись с указанным определением ФНС России обжаловала его в апелляционном порядке.

Определением от 26.03.2018 апелляционный суд перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в суде первой инстанции и привлек к участию в данном обособленном споре в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Скобликову Елену Владимировну.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.04.2018 определение от 19.12.2017 отменено. Принят новый судебный акт об отказе конкурсному управляющему в удовлетворении заявления.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.07.2018 определение Арбитражного суда Калининградской области от 19.12.2017 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.04.2018 отменены, дело направлено в Арбитражный суд Калининградской области на новое рассмотрение.

Определением от 05.10.2018 к участию в данном обособленном споре привлечена в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Скобликова Елена Владимировна.

Все лица, участвующие в деле о банкротстве, надлежащим образом уведомлены о времени и месте судебного заседания в соответствии со статьями 121 и 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ).

Информация о проведении данного судебного заседания, а также текст судебного акта по делу размещены на официальном сайте Арбитражного суда Калининградской области, в Картотеке арбитражных дел в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

В соответствии с частью 6 статьи 121 АПК РФ лица, участвующие в деле, после получения определения о принятии искового заявления или заявления к производству и возбуждении производства по делу, а лица, вступившие в дело или привлеченные к участию в деле позднее, и иные участники арбитражного процесса после получения первого судебного акта по рассматриваемому делу самостоятельно предпринимают меры по получению информации о движении дела с использованием любых источников такой информации и любых средств связи.

Лица, участвующие в деле, несут риск наступления неблагоприятных последствий в результате непринятия мер по получению информации о движении дела.

Судебное заседание проведено без участия тех лиц, которые не обеспечили явку представителей.

Через канцелярию суда в материалы дела от Меркене М.А. поступил отзыв.

Представитель ФНС России заявил ходатайство об отложении судебного заседания для ознакомления с отзывом.

Представитель Меркене М.А. представил суду на обозрение оригинал почтового отправления отзыва в адрес ФНС России с отметкой о получении.

Представители участвующих в деле лиц возражали против удовлетворения ходатайства ФНС России об отложении судебного заседания.

Суд отказал в удовлетворении ходатайства ФНС России об отложении судебного заседания.

Представитель конкурсного управляющего поддержал заявление в полном объеме.

Заслушав, участвующих в судебном заседании лиц, изучив материалы дела, суд установил следующее.

Как следует из заявления финансового управляющего, собранием кредиторов ООО «Балтзападторг» 07.08.2017 принято решение «Об обязании конкурсного управляющего ООО «Балтзападторг» Сатюкова Д.Н. в кратчайшие сроки обратиться в Арбитражный суд Калининградской области с заявлениями об оспаривании сделок по отчуждению следующих транспортных средств:

Хундай GRAND SANTA FE 2014 г.в., гос. peг. знак Р517СЕ39; Фольксваген TIGUAN 2011 г.в., гос. peг. знак ОЗЗЗМЕ39; легковой автомобиль Тойота LAND CRUISER 200 2013 г.в., гос. peг. знак АЗЗЗВУ39; Мерседес-Бенс CL350 2013 г.в., гос. peг. знак НЗЗЗВУ39; Тойота CAMRY 2012 г.в., гос. peг. знак Р814КХ39; Фольксваген TOUAREG 2007 г.в., гос. peг. знак P247HK39; Лексус LX 570 2014 г.в., гос. peг. знак МЗЗЗАЕ39; Ауди А8 2010 г.в., гос. peг. знак АЗЗЗНН39».

Согласно имеющимся первичным документам: 11.06.2015 между ООО «Балтзападторг» гражданкой РФ Меркене М.А. заключен Договор купли-продажи автомобиля №Р-12-07927, по условиям которого в собственность Меркене М.А. перешел автомобиль марки Toyota CAMRY, VIN JTNBFYFK203012515, 2012 года выпуска, номер двигателя 2AR0662492. номер кузова JTNBFYFK203012515, г.н.з. Р814КХ39. Стоимость автомобиля по договору составила 600 000 руб. Оплата по договору произведена Меркене М.А. по приходному ордеру №42 от 25.06.201 в адрес ООО «Альянс».

Полагая, что указанная сделка была совершена при неравноценном встречном исполнении обязательств и ссылаясь на пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с настоящими требованиями.

В соответствии со статьей 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Оценив имеющиеся в деле доказательства в их совокупности, суд пришел к следующему.

В соответствии со статьей 32 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) и с частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным данным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

В силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве.

В пункте 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – постановление Пленума № 63) разъяснено, что в порядке главы III.1 Закона о банкротстве (в силу пункта 1 статьи 61.1) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (статьи 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом Законе помимо главы III.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах).

Требование конкурсного управляющего заявлено, в том числе и по специальным основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве – оспаривание подозрительной сделки при неравноценном встречном исполнении со стороны контрагента.

В силу части 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка).

Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

В пункте 8 постановления Пленума № 63 разъяснено, что пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки. Для признания сделки недействительной на основании указанной нормы не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки.

При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершенных должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

Как следует из материалов дела, 11.06.2015 между ООО «Балтзападторг» гражданкой РФ Меркене М.А. заключен Договор купли-продажи автомобиля №Р-12-07927, по условиям которого в собственность Меркене М.А. перешел автомобиль марки Toyota CAMRY, VIN JTNBFYFK203012515, 2012 года выпуска, номер двигателя 2AR0662492. номер кузова JTNBFYFK203012515, г.н.з. Р814КХ39. Стоимость автомобиля по договору составила 600 000 руб.

Оплата по договору произведена Меркене М.А. по приходному ордеру №42 от 25.06.2015 в адрес ООО «Альянс».

Для признания сделки недействительной по основанию, указанному в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, лицу, требующему признания сделки недействительной, необходимо доказать, а суд должен установить следующие объективные факторы: сделка должна быть заключена в течение года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления (данный срок является периодом подозрения, который устанавливается с целью обеспечения стабильности гражданского оборота) и неравноценное встречное исполнение обязательств.

На основании части 1 статьи 9 АПК РФ судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Следовательно, непредставление доказательств должно квалифицироваться исключительно как отказ от опровержения того факта, на наличие которого аргументированного со ссылкой на конкретные документы указывает процессуальный оппонент, участвующее в деле лицо, не совершившее процессуальное действие, несет риск наступления последствий такого своего поведения (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 марта
2012 года N 12505/11).

В данном случае в нарушение ст. 65 АПК РФ конкурсный управляющий не представил суду бесспорных доказательств неравноценности сделки.

Направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция указала, что суду также необходимо дать надлежащую оценку доводам ФНС России о безвозмездности сделки с целью вывода активов должника, совершение которой повлекло уменьшение конкурсной массы должника и причинение вреда его кредиторам; проверить обстоятельства совершения спорной сделки.

Обстоятельствами, подлежащими доказыванию для признания оспариваемой сделки недействительной, является наличие цели причинить вред имущественным правам кредиторов и само причинение вреда, а также то, что другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту ее совершения.

Согласно абзацам второму – пятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества: б) сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым – пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

В соответствии с пунктом 7 постановления Пленума № 63 в силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках
неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Данные презумпции являются опровержимыми – они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.

При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абзацах тридцать третьем и тридцать четвертом статьи 2 Закона о банкротстве (недостаточность имущества – превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника; неплатежеспособность – прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств.

При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.

Неплатежеспособность организации не тождественна неоплате конкретного долга отдельному кредитору. Наличие в производстве арбитражного суда споров по взысканию задолженности с ООО «Балтзападторг», а также проведение налоговой проверки в период, кода был заключен оспариваемый договор, само по себе не свидетельствует о том, что кредитор должен одновременно располагать и информацией о приостановлении
должником операций по расчетам с иными кредиторами.

Таким образом, на дату совершения оспариваемой сделки не было возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве) должника. Материалами дела не подтверждается осведомленность ответчика о неплатежеспособности должника. Конкурсным управляющим не доказана цель заключения договора – причинение вреда кредиторам.

Отсутствие данного условия исключает возможность признания оспариваемой сделки недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Судом установлено, что оплата по договору была произведена в полном объеме, документы, подтверждающие оплату, представлены в материалы дела: письмо ООО «Балтзападторг» о перечислении денежных средств в оплату автомобиля ООО «Альянс» и квитанция к приходному кассовому ордеру №42 от 25.06.2015. Денежные средства передавались через водителя, который отвез их в г. Пензу, внес в кассу ООО «Альянс», а обратно привез указанную квитанцию. Данные обстоятельства в судебном заседании не опровергнуты.

В материалы дела при рассмотрении спора в суде апелляционной инстанции представителем конкурсного управляющего были предоставлены документы, подтверждающие правоотношения между ООО «Балтзападторг» и ООО «Альянс». При новом рассмотрении также представлены документы, подтверждающие наличие правоотношений между ООО «Альянс» и ООО «Балтзападторг».

Довод ФНС о том, что банковский счет ООО «Альянс» в АО «Россельхозбанк», указанный в письме ООО «Балтзападторг» от 15 июня 2015 года с просьбой уплатить стоимость автомобиля, закрыт, а поэтому ООО «Альянс» не вело хозяйственной деятельности, проверен судом и признан несостоятельным в силу следующего.

В материалах дела имеется договор №02/06 от 02 июня 2013 года, заключенный между ООО «Альянс» и ООО «Балтзападторг», и дополнительное соглашение к нему от 31 августа 2014 года, а также акт сверки взаимных расчетов между ООО «Альянс» и ООО «Балтзападторг», которые свидетельствуют о том, что хозяйственная деятельность ООО «Альянс» велась как минимум до 30 марта 2015 года.

При этом судом отмечается, что само по себе непредставление ООО «Альянс» налоговой отчетности в налоговый орган не свидетельствует о том, что хозяйственное общество не ведет деятельности, а лишь свидетельствует о том, что общество не представляло налоговую отчетность.

К моменту передачи Меркене М.А. наличных денежных средств по договору купли-продажи, ООО «Альянс» было зарегистрировано в качестве юридического лица, и, следовательно, обладало гражданскими дееспособностью и правоспособностью юридического лица. Таким образом.

ООО «Альянс» лишь нарушало требования налогового законодательства, не отчитываясь в установленном законом порядке, что не влияет на добросовестность поведения Меркене М.А. и о чем, последняя не знала и не должна была знать.

Довод налогового органа об отсутствии надлежащих доказательств уплаты Меркене М.А. стоимости автомобиля не является доказательством неравноценного встречного исполнения обязательств по оспариваемому договору и причинения вреда Обществу либо его кредиторам.

В случае выявления факта отсутствия оплаты по договору купли-продажи, это обстоятельство не может являться основанием для признания сделки недействительной в силу статьи 61.2, а лишь означает наличие обязанности конкурсного управляющего взыскать указанный долг с контрагента должника в конкурсную массу должника.
Неоплата переданного товара является нарушением договорного обязательства покупателя, обеспечивающего соблюдение в отношениях сторон принципа эквивалентности, и не свидетельствует о причинении вреда покупателю.

В данном случае само по себе то обстоятельство, что покупателем не уплачена покупная цена за приобретаемое имущество в установленный договором срок, влечет за собой иные правовые последствия, регулируемые статьями 450, 453, 486 ГК РФ, которые не содержат нормы, позволяющие признать договор купли-продажи ничтожной сделкой по основаниям
отсутствия доказательств оплаты автомобиля в сроки, установленные договором.

Договор заключен на обычных условиях, соответствующих требованиям ст. 454, 161 ГК РФ. Кроме того, в соответствии с положениями ст. 421 ГК РФ стороны свободны в заключении договора и определении его условий.

При данных обстоятельствах положения ст. 168 ГК РФ не могут быть положены в основу судебного акта о признании договора недействительным и применении последствий недействительности сделки.

Аналогичный правовой подход изложен в Определении ВС РФ от 11.01.2017 № 308-ЭС14-7166(3). Более того, отказывая кредитору в передаче дела на рассмотрение Коллегии по экономическим спорам, отмечено, что довод кредитора о том, что оплата по спорному договору не состоялась, сам по себе о неравноценности сделки не свидетельствует, так как последующее исполнение не меняет условия договора. Для оспаривания сделок по соответствующему основанию конкурсный управляющий мог доказать, что должник знал о
заведомой неисполнимости спорных договоров (абз. 5 п. 8 постановления Пленума № 63), чего им сделано не было.

При этом судом учитывается факт того, что ответчик открыто пользовался и владел транспортным средством с момента заключения договора купли-продажи, что подтверждается в том числе регистрацией автомобиля на имя нового собственника (Скобликовой Е.В.) в органах ГИБДД. Вместе с тем, в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства того, что фактически транспортное средство не было передано покупателю 11.06.2015, а продолжало находиться во владении ООО «Балтзападторг».

Данные доказательства исследованы судом в полном объеме, заявителем не опровергнуты путем представления встречных доказательств и соответствуют требованиям статей 67, 68 АПК РФ.

При таких обстоятельствах, доводы налогового органа о том, что договор от 11.06.2015 носил формальный характер, совершен с целью прикрытия сделки по выводу активов и не предполагал исполнение со стороны покупателя, является необоснованным, нет оснований для признания договора купли-продажи автомобиля недействительным как притворной сделки, т.к. при его заключении стороны достигли правового результата, соответствующего договору купли-продажи, договор исполнен, свидетельство о государственной регистрации права на автомобиль получено.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 10 постановления от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)» разъяснил, что исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.

По смыслу приведенных разъяснений для признания оспариваемого договора ничтожным заявитель должен доказать наличие злоупотребления гражданскими правами со стороны обоих участников этой сделки (и Должника, и Покупателя).

В абзаце третьем пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.
По общему правилу статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
Доказательств того, что должник и покупатель при заключении договора купли-продажи автомобиля действовали исключительно с намерением причинить вред другим лицам, а также свидетельствующих о сговоре либо иных совместных действиях представителей обеих сторон в ущерб интересам Общества либо кредиторов, в материалы дела не представлены.

В соответствии с положениями, закрепленными в постановлении Пленума № 63, конкурсный управляющий должен обосновать наличие условий для признания недействительной оспариваемой сделки, в том числе представить конкретные доказательства, свидетельствующие о недобросовестности Покупателя; о наличии осведомленности покупателя о финансовом положении Общества, о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Ни конкурсный управляющий, ни уполномоченный орган не доказали наличие признаков злоупотребления правом со стороны лиц, заключивших указанные сделки, а значит и оснований для признания оспариваемых сделок недействительными на основании статей 10 и 168 ГК РФ, а также пунктов 1, 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

В нарушение ст. 65 АПК РФ оспаривающие сделку стороны не представили доказательств, подтверждающих наличие совокупности всех обстоятельств для признания оспариваемой сделки недействительной; не доказан факт заключения должником оспариваемого договора с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, оспариваемый договор был заключен до принятия арбитражным судом заявления о признании должника несостоятельным (банкротом); цель причинения вреда имущественным правам кредиторов при совершении сделки, а также осведомленность Меркене М.А. о возможном причинении вреда имущественным правам кредиторов должника не доказана, как и не доказано,
что Меркене М.А.в момент заключения сделки знал о каком-либо ухудшении финансового состояния должника.

В случае недоказанности хотя бы одного из указанных в пункте 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве обстоятельств, в признании сделки недействительной по данному основанию должно быть отказано.

В соответствии с абзацем 4 пункт 5 постановления Пленума № 63 при определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и(или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

При этом сам по себе факт заключения договора в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом не является основанием для вывода о том, что целью этих сделок являлось причинение вреда имущественным правам кредиторов.

В силу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность и разумность действий участников гражданского оборота предполагаются. Поэтому в отсутствие доказательств обратного нет оснований считать, что покупатель, зная о неплатежеспособности должника, подверг бы себя не имеющему экономического смысла риску и приобрел бы автомобиль на условиях, закрепленных в договоре.

Кроме того, конкурсный управляющий не представил доказательств, безусловно свидетельствующих о том, что, приобретая автомобиль, покупатель действовал недобросовестно, исключительно с намерением причинить вред кредиторам должника, а не преследовал обычную цель приобретения имущества.

Исходя из совокупности перечисленных обстоятельств, суд полагает, что оспариваемый договор не может быть признан сделкой, совершенной в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, то есть отвечающими критериям недействительности, определенным пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

При таких обстоятельствах отсутствуют правовые основания для удовлетворения заявления конкурсного управляющего.

При отказе в удовлетворении заявления конкурсного управляющего по пункту 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве дополнительное требование также удовлетворению не подлежит.

При подаче заявления конкурсному управляющему была предоставлена отсрочка в уплате государственной пошлины.

Поскольку заявленные требования оставлены без удовлетворения, то в соответствии с ч. 1 ст. 110 АПК РФ расходы по уплате государственной пошлины, относятся на ООО «Балтзападторг».

На основании изложенного суд определил заявление конкурсного управляющего ООО «Балтзападторг» Сатюкова Дмитрия Николаевича – оставить без удовлетворения.

Взыскать с ООО «Балтзападторг» в доход федерального бюджета государственную пошлину в размере 6 000 руб.