№123. Оспаривание отцовства

№123. Оспаривание отцовства

Д.К.С. обратился в суд с иском к Д.И.В. об оспаривании отцовства, указав, что 19 сентября 2009 года был зарегистрирован брак между истцом и ответчицей. Проживал с Д.И.В. до июня 2010 года. От данного г брака имеется ребенок Д.А.К., 26 мая 2010 года рождения. Истец записан в книге рождений в качестве отца ребенка. В период наступления беременности Д.И.В. они в браке не состояли. У него имеются сомнения относительно его отцовства, поскольку в период зачатия ребенка они проживали отдельно и интимные отношения не поддерживали. Предположительно зачатие ребенка произошло в пределах 12-19 сентября. Брачные отношения прекращены с июня 2010 года. Просил запись об отцовстве Д.К.С. в отношении Д.А.К. признать недействительной и аннулировать.

Д.К.С. в судебном заседании дековые требования полностью поддержал по изложенным выше основаниям. Просил иск удовлетворить.

Представитель Д.К.С. по ордеру адвокат Е.Г.Н. в судебном заседаний исковые – требование Д.К.С. поддержал, просил иск Д.К.С. удовлетворить.

Д.И.В. о дне слушания дела и сущности предъявленных исковых требований извещена надлежащим образом, в судебное заседание не явилась, об уважительной причине неявки в суд не сообщила, с заявлением об отложении дела слушанием не обращалась.

Представитель Д.И.В. по доверенности от 08 декабря 2010 года Тимохин А.И. в судебном заседании с исковыми требованиями не согласился, пояснив, что на момент зачатия ребенка стороны проживали вместе. Просил в иске отказать.

Заслушав стороны, исследовав письменные материалы дела, суд пришел к следующему.

Д.К.С. и Д.И.В. заключили брак 19 сентября 2009 года (свидетельство о заключении брака l-PE № 604988 от 19 сентября 2009 года).

Как установлено в судебном заседании, 26 мая 2010 года у Д.И.В. родился сын Артур, о чем 08 июня 2010 года составлена запись акта о рождении № 2384. Отец – Д.К.С. (свидетельство о рождении l-PE № 686126 от 08 июня 2010 года).

В соответствии со ст. 52 СК РФ запись родителей в книге записей рождений, произведенная в соответствии с пунктами 1 и 2 ст. 51 СК РФ, может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка, либо лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия, опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным.

Д.К.С. обратился в суд с иском к Д.И.В. об оспаривании его отцовства в отношении Д.А.К., 26 мая 2010 года рождения.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Определением суда от 11 февраля 2011 года по делу была назначена судебная генетическая экспертиза.

Согласно заключению эксперта №ЗЗп/2011 от 25 марта 2011 года, сравнительный анализ с использованием пятнадцати систем генетической идентификации образцов крови Д.К.С., Д.И.В. и Д.А.К. выявил в генотипе ребенка по одному генетическому признаку из каждой системы анализа, свойственному генотипу матери и второму генетическому признаку отцовского происхождения, присутствующему в генотипе Д.К.С. Таким образом, для всего комплекса примененных молекулярно-генетических систем установлено комплементарное соответствие выявленных генетических признаков в генотипах предполагаемого отца, матери и ребенка.

Полученные результаты сравнительного генетического анализа не исключают биологического отцовства Д.К.С. в отношении Д.А.К. Вероятность отцовства (РР) или вероятность того, что Д.К.С. действительно является биологическим отцом Д.А.К. составляет 99,99994% (индекс отцовства PI = 1 683 060).

Доказательств, подтверждающих обратное, суду не представлено,

Таким образом, суд пришел к выводу, что запись об отцовстве Д.К.С. в отношении родившегося 26 мая 2010 года у Д.И.В. сына А.,
произведенная в актовой записи о рождении № 2384, составленной 08 июня 2010 года отделом регистрации рождений управления ЗАГС администрации городского округа «Город Калининград», соответствует происхождению ребенка, то есть Д.К.С., записанный отцом Д.А., является его биологическим отцом.

Принимая во внимание изложенные выше обстоятельства, суд пришел к выводу, что исковые требования Д.К.С. об оспаривании его отцовства в отношении Д.А.К., родившегося 26 мая 2010 года, удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного суд решил в иске Д.К.С. к Д.И.В. об оспаривании отцовства отказать.