№112. Восстановление срока для принятия наследства, признание недействительным свидетельства о праве на наследство и признание права собственности на долю в праве собственности на квартиру

№112. Восстановление срока для принятия наследства, признание недействительным свидетельства о праве на наследство и признание права собственности на долю в праве собственности на квартиру
В январе 2011 г. в интересах Ш.Т.А. я обратился в суд с требованием к Ч.Т.С. о восстановлении срока для принятия наследства после смерти ее бабушки Г.А.А., умершей 9 января 2010 г. Ссылался на то, что после смерти бабушки осталось наследственное имущество в виде квартиры по адресу: г.Светлый, ул.Тельмана, 7-76. Наследниками первой очереди по закону являлись две родных дочери умершей: ответчица Ч.Т.С. и мать истицы Ш.С.С., которая умерла раньше наследодателя – 27 октября 2007г. Таким образом, данные наследники должны были наследовать имущество Г.А.А. в равных долях. В связи с тем, что мать истицы умерла ранее наследодателя, наследовать ее долю по праву представления, как наследник первой очереди, должна была истица. На момент смерти Г.А.А., истица Ш.Т.А. являлась несовершеннолетней, то есть не обладала дееспособностью в полном объеме; ее законный представитель – отец не знал о данном праве дочери. 19 июля 2010 г. истица стала совершеннолетней и обратилась в суд. Таким образом, срок ею был пропущен по уважительным причинам, просил его восстановить.

В феврале 2011 г. истцом увеличены исковые требования: просил восстановить срок для принятия наследства, признать недействительным свидетельство о праве на наследство, выданное Ч.Т.С., признать за истицей право собственности на ½ доли в наследственном имуществе – квартире 76 дома 7 по ул. Тельмана в г.Светлом.

К ранее изложенным доводам дополнил, что ответчица Ч.Т.С. одна приняла всю наследственную массу после смерти Г.А.А., о чем получила 9 августа 2010 г. свидетельство о праве на наследство по закону, а также 29 сентября 2010 г. произвела регистрацию права собственности на недвижимое имущество. Указал, что права Ш.Т.А., как несовершеннолетнего наследника, действиями Ч.Т.С. были нарушены и подлежат восстановлению, путем признания за ней права собственности в порядке наследования на ½ доли в спорной квартире.

В марте 2011 г. мной снова подано исковое заявление с увеличением заявленных требований: к ранее заявленным требованиям просил признать ее наследником первой очереди по закону по праву представления после смерти Г.А.А. В обоснование указал, что документы, подтверждающие родственные отношения матери истицы Ш.С.С. и бабушки Г.А.А. не сохранились. Ссылался на то, что Ш.Т.А. является внучкой Г.А.А., дочерью Ш.С.С. Девичья фамилия Ш.С.С. – У.; затем фамилия была изменена на «Ч.», в связи с заключением брака с Ч.А.В.; а в 1990 г. был заключен брак с «Ш.» и фамилия снова изменена. Ранее фамилия наследодателя также была «У.», изменена в связи с заключением брака с Г.

18 марта 2011 г. мной снова подано исковое заявление с увеличением заявленных требований: дополнительно к заявленным требованиям просил аннулировать запись регистрации права собственности в ЕГРП на имя Ч.Т.С. от 29.09.2010 г.

В судебном заседании истица Ш.Т.А. на заявленных основном и дополненных исковых требованиях настаивала, поддержала доводы, изложенные в исках. Дополнила, что Г.А.А. являлась ее родной бабушкой по линии матери Ш.С.С. Г.А.А. имела в собственности квартиру 76 в доме 7 по ул.Тельмана в г.Светлом, которая и является наследственным имуществом после ее смерти. Бабушка умерла 9 января 2010г., а мать истицы умерла еще в 2008г. После смерти бабушки все наследственное имущество унаследовала, как наследник первой очереди по закону, ответчица Ч.Т.С. (вторая дочь наследодателя). На день смерти наследодателя Г.А.А. истица была несовершеннолетней (17 лет); о том, что имела право наследовать после смерти бабушки по закону по праву представления, ничего не знала. Ее законный представитель – отец также ничего о данном праве не знал. Ни от Ч.Т.С., ни от нотариуса каких-либо уведомлений не поступало. Таким образом, 9 августа 2010г. Ч.Т.С. получила свидетельство о праве на всю наследственную массу, после чего потребовала освободить спорную квартиру, в которой много лет фактически проживала семья истицы. Истица с отцом вынуждена была переехать проживать по адресу регистрации в общежитие: г.Светлый ул.Громова. 19 июля 2010г. истице исполнилось 18 лет, только в ноябре-декабре 2010г. от знакомых ей стало известно о том, что она имела право наследовать долю своей матери. В январе 2011г. устно обратилась к нотариусу, где было подтверждено ее право на наследование и разъяснена необходимость обращения в суд, 19 января 2011г. был подан иск в суд. Таким образом, считала, что исковое заявление подано в пределах 6-ти месяцев с момента исполнения 18 лет, и с момента, когда узнала о нарушении своих прав. Истица считала причины пропуска ею срока для принятия наследства уважительными, так как не обладала полной дееспособностью на момент смерти наследодателя. Поэтому просила его восстановить, а также признать ее наследником по закону по праву представления, так как ее умершая мать (девичья фамилия У.) была родной дочерью Г.А.А., у которой до брака с Г. также была фамилия «У.». До заключения брака с ее отцом Ш.А.Э. фамилия матери по первому мужу была «Ч.». Считала, что ее мать, если бы была жива, имела право наследовать ½ доли в спорной квартире, поэтому это право перешло к ней; просила признать за ней право собственности на 1/2 доли в праве собственности квартиры 76 лома 7 по ул.Тельмана в г.Светлом.

Я поддержал заявленные требования, показания истицы. Дополнил, что ненадлежащее исполнение законным представителем обязанностей по защите прав несовершеннолетней дочери, не должно отрицательно сказываться на правах и интересах наследника, не обладавшего дееспособностью в полном объеме.

Ответчица Ч.Т.С. в судебном заседании 7 апреля 2011г. исковые требования истицы признала в полном объеме, о чем подала заявление. Также просила признать за ней право собственности в порядке наследования на 1/2 доли в праве собственности спорной квартиры.

Нотариус Исупова О.В. полагалась на усмотрение суда. При этом пояснила, что при принятии наследства Ч.Т.С. не сообщила об имеющихся других наследниках; подтвердила право истицы Ш.Т.А. на наследование 1/2 доли в наследственном имуществе после смерти Г.А.А., как наследника первой очереди по праву представления по закону.

УФСГР кадастра и картографии извещены.

Допрошенный свидетель Ш.А.Э., отец истицы, по делу пояснил, что У.(Ш.)С.С. состояла с ним в браке с 1990 г., имеют дочь Т. – 19 июля 1992 г. рождения. С 1996г. их семья проживала вместе с матерью супруги Г.А.А. по ул.Тельмана 7-76 в г.Светлом, но были зарегистрированы в комнате в общежитии по ул.Громова, 4. Его супруга являлась опекуном Г.А.А., затем опекунство оформила ее сестра Ч.Т.С. В январе 2010г. Г.А.А. умерла, он с дочерью продолжал проживать в указанной квартире, которая находилась в собственности Г.А.А.. Так продолжалось до ноября 2010г., пока не приехала Ч.Т.С. и не потребовала освобождения квартиры, показав документ о праве на наследство. О том, что его дочь имела право наследовать долю матери после смерти Г.А.А., он ничего не знал, так как юридически неграмотен. Дочь на день смерти Г.А.А. была несовершеннолетней, также ничего не знала о своем праве. Ни Ч.Т.С., ни нотариус об этом не уведомляли.

Свидетель С.Е.В. суду показала, что проживала по соседству с Г.А.А., хорошо знает семью Ш. О том, что девичья фамилия Ш.С.С. была «У.», ранее не знала. Но знала, что по первому браку у нее была фамилия «Ч.». Подтвердила, что умершая Г.А.А. являлась матерью Ш.С.С. На день своей смерти Г.А.А. проживала в Калининграде у своей второй дочери Ч.Т.С. В квартире по ул.Тельмана, 7-76 до ноября-начала декабря 2010 г. проживала истица со своим отцом Ш.А.Э.. Потом приехала Ч.Т.С. и потребовала освободить квартиру, так как у нее был документ о праве на наследство. О том, знала ли Ч.Т.С. о праве несовершеннолетней истицы на наследование, не знает. Примерно осенью 2010 г. лично советовала истице сходить к нотариусу и узнать о своих наследственных правах.

Заслушав истицу, ее представителя, ответчицу Ч.Т.С., нотариуса И.О.В., свидетелей Ш.А.Э., С.Е.В., исследовав материалы дела, оценив собранное по ст.67 ГПК РФ, суд нашел исковые требования истица подлежащими удовлетворению.

По ст.1142 ГК РФ наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя.

По ч.2 данной статьи внуки наследодателя и их потомки наследуют по праву представления.

В соответствии со ст. 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства, суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 1155 ГК РФ при признании наследника принявшим наследство суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе.

Согласно ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, однако он может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом. Норма, содержащаяся в абз. 2 п. 1 ст. 1155 ГК РФ, не просто дозволяет, но предписывает суду выйти за пределы заявленных исковых требований и определить доли всех наследников в наследственном имуществе.

Судом установлено, что 9 января 2010г. умерла Г.А.А., которая при жизни была зарегистрирована и проживала по адресу: г.Светлый, ул.Тельмана, 7-76. Данная квартира находилась в ее единоличной собственности на основании договора мены с Л.Л.Н. от 21 октября 1998 г. Исходя из данных иска, показаний истицы, допрошенных свидетелей, с 1998г. семья Ш.С., дочери Г.А.А., также проживала в указанной квартире. 9 января 2010 г. умерла Г.А.А. Как установлено, завещано наследственное имущество никому не было. Следовательно, в соответствии с требованиями ст.1142 ч. ГК РФ к наследованию по закону должны были призываться дочери наследодателя: Ш.С. и Ч.Т. Так как Шульга С.С. умерла ранее своей матери, наследственное имущество в виде квартиры 76 в доме 7 по ул.Тельмана в г.Светлом и недополученной пенсии приняла Ч.Т.С., что подтверждается материалами наследственного дела. На день смерти бабушки истице было 17 полных лет (19 июля 1992 г. рождения), то есть она еще не обладала полной дееспособностью.

В соответствии с ч.2 ст.1153 ГК РФ признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:

вступил во владение или в управление наследственным имуществом;

принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;

произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;

оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

Однако, в соответствии с той же статьей определена категория наследников, которые считаются принявшими наследство независимо от каких-либо дополнительных действий. К ним относятся, в том числе:
— малолетние, несовершеннолетние, недееспособные лица, а также лица, гражданская дееспособность которых ограничена…

Указанные лица сами не могут в полном объеме понимать и осознавать значимость установленных законом требований о необходимости своевременного принятия наследства, а кроме того, даже неправомочны самостоятельно подать нотариусу заявление о принятии наследства, ибо за них эти действия осуществляют их законные представители или же последние дают на это свое согласие. В данном случае, законным представителем истицы являлся ее отец Ш.А.Э. Как установлено, о наследственных правах своей несовершеннолетней дочери ничего не знал; ни ответчица Ч.Т.С., ни нотариус об этом не сообщили.

Исходя из показаний истицы, о своем праве ей стало известно в ноябре-декабре 2010 г. С учетом того, что совершеннолетие истицы наступило только 19 июля 2010 г., о нарушенном праве узнала в ноябре-декабре 2010 г.; в январе 2011г. было устное обращение к нотариусу и 19 января 2011 г. исковое заявление направлено в суд. При разрешении вопроса о восстановлении истице срока для принятия наследства суд принимает во внимание, что закон не наделяет обязанностью одних наследников информировать других наследников об открывшемся наследстве и возможности его принятия. Принятие наследства связано с личным инициативным поведением наследника и его желанием принять наследство. Но с учетом того, что ненадлежащее исполнение законным представителем Ш.А.Э. возложенных на него законодательством функций не должно отрицательно сказываться на правах и интересах наследника Ш.Т.А., не обладавшего на день смерти наследодателя дееспособностью в полном объеме, суд полагает, что срок для принятия наследства истице подлежит восстановлению, считает причины данного пропуска уважительными. Обращение в суд последовало в пределах 6- ти месяцев с момента, когда истица узнала о нарушении своего права, и наступления совершеннолетия, то есть требования ч.1 ст. 1155 ГК РФ соблюдены.

Судом установлено, что до брака с Г.С.А. наследодатель имела фамилию «У.», что подтверждается копией свидетельства о браке. У наследодателя было две дочери: Т. и С., обе имели фамилии «У.». Затем дочь С. вышла замуж за Ч.А.В., что подтверждается актовой записью о браке №498 от 1984 г.; фамилия была изменена на Ч. В 1990 г. брак с Ч. был расторгнут, и в этом же году заключен брак с Ш.А.Э., в связи с чем изменена фамилия на «Ш.». Таким образом, родственные отношения между Ш.С.С. и Г.А.А., как дочери и матери; между Ш.Т.А. и Г.А.А., как внучки и бабушки, подтверждены.

Следовательно, суд нашел доказанным, что истица Ш.Т.А. имела право на принятие той доли наследства после смерти своей бабушки, которая причиталась бы умершей матери Ш.С.С., если бы та была жива. В связи с тем, что умершая Ш.С.С. и ответчица Ч.Т.С. являлись родными сестрами; должны были наследовать как наследники первой очереди; других наследников не было, что подтверждается материалами наследственного дела, следовательно, их доли в наследстве были бы равными, то есть по ½ доли как на квартиру, так и на недополученную пенсию. Так как Ш.С.С. умерла ранее матери, следовательно, ее доля в наследстве подлежала принятию ее несовершеннолетней дочерью в порядке представления.

Исходя из изложенного, суд счел подлежащим удовлетворению требование истицы и в части признания ее наследником первой очереди по закону по праву представления после смерти бабушки Г.А.А., а также наследником фактически принявшим наследственное имущество, так как в ходе судебного разбирательства было подтверждено, что, начиная с 1998 г. по ноябрь декабрь 2010 г., то есть еще 9 месяцев после смерти наследодателя, истица с отцом проживала в наследственной квартире, законный представитель истицы нес расходы по содержанию квартиры.

В связи с тем, что наследственные права истицы Ш.Т.А. были нарушены, подлежат восстановлению, выданное нотариусом свидетельство о праве на наследство по закону на квартиру 76 дома 7 по ул.Тельмана в г.Светлом на имя Ч.Т.С., подлежит отмене.

В части иного наследственного имущества, принятого Ч.Т.С., а именно денежной суммы, истицей требований не заявлено; на данное наследственное имущество не претендует. Следовательно, выданное Ч.Т.С. свидетельство о праве на наследство в этой части сохраняет свою юридическую силу.

В связи с тем, что Ч.Т.С. произвела регистрацию своего права собственности на указанную выше квартиру, что подтверждается копией свидетельства от 29 сентября 2010 г., данное свидетельство подлежит признанию недействительным и аннулированию запись в регистрирующем органе № 39-39-02/265/2010-364 от 29.09.2010г. При вынесении решения суд принимает во внимание признание иска Ч.Т.С.

Так как судом установлено, что наследниками по закону после смерти Г.А.А. являются как Ч.Т.С., так и Ш.Т.А.; судом определены их наследственные доли – 1/2 каждой в соответствии со ст. 1155 ч.1 ГК РФ, поэтому суд пришел к выводу, что требование истицы о признании за ней права собственности в порядке наследования на 1/2 доли в наследственной квартире законно и также подлежит удовлетворению. Суд счел возможным данным решением также признать право собственности и за Ч.Т.С. на 1/2 доли наследственного имущества-квартиры 76 дома 7 по ул.Тельмана в г.Светлом, данное ходатайство заявлено Ч.Т.С. в ходе рассмотрения дела.

В связи с тем, что при подаче иска истицей была только частично оплачена госпошлина в размере 1000 руб.; наряду с имущественным требованием были заявлены и неимущественные требования; стоимость наследственного имущества составляет 120 162 руб.; следовательно,1/2 доля истицы составляет 60 081 руб. Таким образом, подлежащая уплате госпошлина по имущественному требованию составляет 2 002,43 руб. Определением суда оплата оставшейся суммы госпошлины истице была отсрочена до рассмотрения дела по существу, следовательно, при вынесении решения подлежит с нее взысканию в размере 1 202,43 руб.

На основании изложенного суд решил исковые требования Ш.Т.А. удовлетворить:

– восстановить Ш.Т.А. срок для принятия наследства после смерти бабушки Г.А.А., умершей 9 января 2010г.;

– признать Ш.Т.А. наследником первой очереди по закону по праву представления, фактически принявшей наследство после смерти бабушки Г.А.А., умершей 9 января 2010г.;

– определить доли наследников Ш.Т.А. и Ч.Т.С. в наследственном имуществе – квартире 76 дома 7 по ул.Тельмана в г.Светлом – по 1/2 доли каждому;
– признать недействительным свидетельство о праве на наследство 39 АА№0048258 от 09.08.2010 г., выданное нотариусом Светловского нотариального округа, на имя Ч.Т.С. на наследственное имущество – квартиру 76 дома 7 по ул. Тельмана в г. Светлом;

– аннулировать запись о праве собственности Ч.Т.С. на квартиру 76 дома 7 по ул. Тельмана в г. Светлом, в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним 29 сентября 2010г. № 39-39-02/265/2010-364;

– признать за Ш.Т.А. и Ч.Т.С. право собственности, по 1/2 доли каждому, в праве собственности на квартиру 76 дома 7 по ул. Тельмана в г. Свеглом, Калининградской области, общей площадью 43,0 кв.м., в том числе жилой площадью 29,2 кв.м., в порядке наследования после смерти Г.А.А., умершей 9 января 2010 г.