№276. Статья 111 часть 2 пункт “з” Уголовного кодекса Российской Федерации. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

№276. Статья 111 часть 2 пункт “з” Уголовного кодекса Российской Федерации. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

Серикова Т. А. приговором Светловского городского суда Калининградской области признана виновной в том, что, находясь 19 февраля 2018 года в доме №37 по ул. Болотной г. Светлом Калининградской области в состоянии алкогольного опьянения в ходе конфликта, умышленно нанесла ножом удар в область живота моего доверителя К.Н.М., причинив ему тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни – колото-резаное ранение передней стенки живота в правом подреберье, на расстоянии 102-104 см от уровня подошвенной поверхности стоп, проникающее в брюшную полость без повреждения внутренних органов, осложнившееся гемоперитонеумом и постгеморрагической анемией 2 степени, и осуждена по пункту «з» части 2 статьи 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Кроме того, указанным приговором с Сериковой Т.А. в пользу К.Н.М. взыскано в счет компенсации морального вреда 200 000 рублей, в счёт возмещения расходов на оплату услуг представителя 40 000 рублей.

В апелляционной жалобе осуждённая Серикова Т. А. выражала несогласие с приговором суда, считая его незаконным, квалификацию её действий ошибочной, а выводы суда несоответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела. Описывая обстоятельства произошедшего, указала, что с целью оформления гражданства приехала к потерпевшему домой, где стала распивать с ним спиртные напитки, после предложения потерпевшего заключить брак с её двадцатидвухлетней дочерью высказала своё мнение относительно большой разницы в возрасте, что оскорбило потерпевшего, он решил продемонстрировать ей свою мужскую состоятельность, из-за чего между ними началась драка, в ходе которой К.Н.М. стал ей угрожать, что зарежет и, схватив нож, двинулся в её сторону, опасаясь за свою жизнь, она выхватила у потерпевшего нож и, находясь в шоковом состоянии, нанесла удар. Полагает, что действовала в обстоятельствах необходимой обороны. Указывает, что ни один из допрошенных свидетелей не являлся очевидцем произошедшего, экспертиза по орудию преступления так и не была проведена, полагает, что следственные органы не проверили версию нанесения ранения К.М.Н. при самообороне, а также нанесения ранения потерпевшим самому себе. Считает недопустимыми доказательствами её показания на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемой и обвиняемой, а также при проверке показаний на месте ввиду нахождения в шоковом состоянии, а также из-за оказанного на неё участковым морального давления и незаконного нахождения в отделе полиции. Просит приговор отменить, возвратить уголовное дело прокурору, переквалифицировать её действия с части 2 статьи 111 УК РФ на часть 1 статьи 114 УК РФ и не взыскивать с неё денежные средства в пользу потерпевшего.

В апелляционной жалобе потерпевший К.Н.М. просил приговор изменить, назначить Сериковой Т.А. наказание в виде трех лет шести месяцев лишения свободы, так как считает приговор несправедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного осуждённой наказания. В обоснование указывал, что наказание не соответствует тяжести преступления, совершенного виновной в состоянии алкогольного опьянения, то есть при отягчающем обстоятельстве, что не было учтено судом при назначении наказания. Кроме того, судебные расходы по оплате услуг своего представителя просил взыскать за счёт средств федерального бюджета, так как суд освободил Серикову Т.А. ввиду имущественной несостоятельности от возмещения процессуальных издержек, связанных с выплатой вознаграждения своим защитникам.

В возражениях на апелляционную жалобу осуждённой прокурор г. Светлого Манаев Д. А. указал, что вина Сериковой Т. А. полностью нашла своё подтверждение, просил апелляционную жалобу отклонить.

В возражениях на апелляционную жалобу потерпевшего осуждённая
Серикова Т. А. поддерживает доводы о взыскании процессуальных издержек, связанных с оплатой услуг представителя, за счёт федерального бюджета, а в остальной части просит оставить жалобу без удовлетворения.

Заслушав осуждённую Серикову Т. А. с использованием системы видеоконференц-связи и её защитника – адвоката Фоминых Я. В., поддержавших доводы жалобы осуждённой, потерпевшего К.Н.М. и меня – его представителя – об изменении приговора по доводам жалобы потерпевшего, прокурора о законности и обоснованности приговора, проверив материалы дела, судебная коллегия пришла к следующему.

Выводы суда о виновности Сериковой Т. А. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью К.Н.М., опасного для жизни, с применением предмета, используемого в качестве оружия, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подтверждены исследованными в судебном заседании и подробно приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку в соответствии с требованиями статьи 88 УПК РФ.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, в числе которых мотив действий виновной и её умысел, судом установлены, в приговоре мотивированы.

Версия осуждённой о том, что она нанесла удар ножом К.Н.М. при необходимой обороне, судом проверена и обоснованно признана несостоятельной, поскольку опровергается исследованными доказательствами.

В подтверждение выводов о виновности Сериковой Т.А. обоснованно приведены показания потерпевшего К.Н.М. о том, что в феврале 2018 года находившаяся у него в гостях Серикова стала себя неадекватно вести, и он начал выгонять её из своего дома, но Серикова отказалась уходить и, когда он стал одеваться, ударила его ножом.

Оснований для признания указанных показаний недостоверными доказательствами у суда, вопреки утверждению стороны защиты, не имелось, поскольку оснований для оговора потерпевшим осуждённой, ранее ему не знакомой, не установлено, каких-либо существенных противоречий относительно обстоятельств произошедшего его показания не содержат, в отличие от показаний осуждённой, хотя и не отрицавшей нанесения ею ножевого ранения потерпевшему, но заявлявшей различные сведения о причинах конфликта.

В частности, показания осуждённой о том, что она вырвала нож у потерпевшего и нанесла ему удар в живот ножом, обороняясь от него, расходятся с её первоначальными показаниями в качестве подозреваемой, подтверждёнными ею на месте преступления, о том, что она схватила нож со стола и ударила потерпевшего ножом из-за злости на него, когда он предложил зарегистрировать брак с её дочерью, а затем доказать ей свою мужскую силу, оснований для признания которых недопустимыми доказательствами ввиду участия при допросах защитника и соблюдения её процессуальных прав у суда не имелось.
Ссылки Сериковой Т. А. и свидетеля Халиковой Ф.Р., её дочери, о наличии у осуждённой порезов от ножа также ничем объективно не доказаны, о чём свидетельствовали в судебном заседании участковый уполномоченный Шумель А.С., доставлявший её в больницу в связи с агрессивным поведением, а также осмотревший её врач-хирург М.В.Р., чему в приговоре дана соответствующая оценка.

Виновность осуждённой также подтверждена иными приведенными в приговоре доказательствами, в числе которых протоколы осмотра мест происшествия – дома №37 по улице Болотной в городе Светлом и прилегающего двора, где были обнаружены и изъяты нож, оставленный потерпевшим на лестнице, ведущей на веранду, следы крови во дворе; помещения Светловской ЦГБ, где были изъяты рубашка и футболка потерпевшего, а также джемпер осуждённой со следами крови, принадлежащей, согласно заключениям судебно-биологических экспертиз №106 от 15 марта 2.018 года и №697 от 7 июня 2018 года потерпевшему К.Н.М., заключением судебно-медицинского эксперта от 23 марта 2018 года, из которого следует, что у потерпевшего установлено колото-резанное ранение передней стенки живота в правом подреберье, повлекшее тяжкий вред здоровью потерпевшего по признаку опасности для жизни, в результате однократного действия колюще-режущего предмета, каковым мог быть нож.

Правильно оценив как достаточною для разрешения дела совокупность названных доказательств, обоснованно признанных допустимыми и достоверными, суд признал действия Сериковой Т. А. преступными и квалифицировал их по пункту «з» части 2 статьи 111 УК РФ.

Оснований для иной квалификации действий виновной не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

Дело рассмотрено всесторонне и объективно.

Все доказательства по делу, в том числе протокол проверки показаний на месте, заключение судебно-психиатрического эксперта №445 от 15 мая 2018 года, сведения из журнала по поводу обращения Сериковой Т. А. в ГБУЗ КО «Светловская ЦГБ» и справка от 20 февраля 2018 года, не отраженные как исследованные в протоколе судебного заседания, судом, согласно пояснениям обеих сторон, были исследованы.

Доводы осуждённой о том, что по делу не были проведены экспертизы в отношении изъятого ножа, а также возможности нанесения потерпевшим ранения самому себе выводы суда о виновности под сомнение не ставят, так как о причинении осуждённой ранения потерпевшему ножом следует из их показаний, а также заключения проведённой по делу судебно-медицинской экспертизы.

Вменяемость осуждённой судом проверена и подтверждена материалами дела, в числе которых показания свидетелей, характеризующих осуждённую, её собственные показания, заключение судебно-психиатрической экспертизы о том, что в период времени, относящийся к инкриминируемым деяниям, Серикова Т. А. каким-либо психическим заболеванием не страдала, признаков временного психического расстройства не обнаруживала, а находилась в состоянии простого (обычного) алкогольного опьянения.

При назначении наказания суд учёл характер и степень общественной опасности совершённого Сериковой Т. А. тяжкого преступления, данные о её личности: положительные характеристики осуждённой, а также влияние назначенного наказания на её исправление, установленные по делу смягчающие обстоятельства: частичное признание вины, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, и обоснованно применил положения части 1 статьи 62 УК РФ.

Назначенное, осуждённой наказание по своему виду и размеру соответствует требованиям закона и соразмерно ею содеянному, вследствие чего оснований считать приговор несправедливым ввиду чрезмерной мягкости либо чрезмерной суровости назначенного осуждённой наказания и изменять в связи с этим назначенное наказание, как о том ставится вопрос в апелляционных жалобах, не имеется.

Вопреки требованию потерпевшего, нет оснований и для признания отягчающим наказание обстоятельством совершения осуждённой преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, поскольку фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что крепкими алкогольными напитками осуждённую угостил сам потерпевший.

Гражданский иск потерпевшего о компенсации морального вреда разрешен с соблюдением закона. Выводы суда о размере подлежащей взысканию компенсации в приговоре мотивированы на основании положений статей 151 и 1101 ГК РФ, исходя из установленной судом вины осуждённой, с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела, и соответствуют требованиям разумности и справедливости возмещения морального вреда, поэтому утверждение осуждённой в жалобе о необходимости отказа в удовлетворении иска потерпевшего является несостоятельным.

Вместе с тем, доводы потерпевшего, поддерживаемые осуждённой, о необоснованном взыскании судом понесенных им расходов по выплате вознаграждения представителю Тимохину А. И. в размере 40000 рублей с осуждённой, заслуживают внимания и являются основанием к изменению приговора, поскольку при принятии решения о выплате вознаграждения защитнику осуждённой за счёт средств федерального бюджета суд установил имущественную несостоятельность осуждённой и освободил её от уплаты процессуальных издержек, в связи с чем названные процессуальные издержки также подлежат взысканию за счёт федерального бюджета, с освобождением осуждённой от их уплаты, как это предусмотрено частью 6 статьи 132 УПК РФ.

Также в соответствии с изменениями, внесенными в статью 72 УК РФ Федеральным законом РФ «О внесении изменений в статью 72 УК РФ» от 3 июля 2018 года, согласно которому время содержания под стражей до вступления приговора в законную силу засчитывается из расчета один день лишения свободы за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима, приговор в указанной части подлежит изменению.

На основании изложенного судебная коллегия определила приговор Светловского городского суда Калининградской области от 5 сентября 2018, года в отношении Сериковой Татьяны Анатольевны изменить:

– на основании пункта «в» части 3.1 статьи 72 УК РФ время содержания Сериковой Т. А. под стражей с 5 сентября 2018 года по день вступления приговора в законную силу – 28 ноября 2018 года включительно зачесть в срок лишения свободы из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

– расходы, связанные с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего в размере 40000 рублей, взыскать потерпевшему К.Н.М. за счёт средств федерального бюджета, освободив осушенную Серикову Т А. от уплаты процессуальных издержек.

В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу осуждённой без удовлетворения; апелляционную жалобу потерпевшего удовлетворить частично.