№289. Восстановление на работе члена профессионального союза

Восстановление на работе члена профессионального союза

Е.В.В. с учетом поданных уточнений, обратился с иском к ответчику УМП «Светловская Теплосеть», указав, что с 01.12.2009г. состоял в трудовых отношениях с ответчиком, с 01.08.2018г. работал слесарем по обслуживанию тепловых сетей 5 разряда на участке №1.

Приказом №192 от 22.10.2018г. на него было наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора; основанием указано нарушение п.5.1 трудового договора №16 от 01.12.2009г., пп.4.2.1,4.2.4 Правил внутреннего трудового распорядка УМП «Светловская Теплосеть», пп. 3.3.1, 3.3.3, 3.3.5 Коллективного договора, п. 2.1 Инструкции по охране труда для слесаря по обслуживанию тепловых сетей, п. 4.5 Профессиональной этики работников УМП «Светловская теплосеть» от 27.06.2014 г., то есть допущенные нарушения заключались в следующем: находясь на рабочем месте в помещении участка №1 на ЦТП «Комсомольский» в 14ч.50мин. 10 октября 2018г., спал на рабочем месте; находился без спецодежды(вместо рабочей обуви был обут в сланцы); оскорблял и выражался матом в отношении замдиректора по производству А.О. Матвейчева без видимых побудительных причин.

Истец считал данный приказ незаконным, так как у работодателя отсутствуют надлежащие доказательства совершения им указанного дисциплинарного проступка. Служебная записка Матвейчева А.О., так же как и акт от 10.10.2018 г., подписанные Матвейчевым, Зубановым и Вертелло, не являются таким доказательством, так как Матвейчев А.О., Зубанов А.Н. являются заинтересованными лицами; а Вертелло Р.Р. не был непосредственным свидетелем произошедшего.

Истец просил отменить данный приказ, а также взыскать в его пользу с Ответчика премию за октябрь 2018 г. в сумме 3 926 р. 95 коп., которой он был лишен, в связи с незаконным привлечением к дисциплинарной ответственности.

Кроме того, истец просил признать не законным и отменить приказ о дисциплинарном взыскании в виде выговора №220 от 19.11.2018 г., основанием для издания которого послужили материалы служебной проверки от 13 ноября 2018 года, в ходе которой было установлено, что 13 ноября 2018 года он (истец),находясь на территории участка №1 ЦТП «Комсомольский» в 8ч.45минут в присутствии слесаря Щеглова С.В., якобы, оскорблял, выражался матом, угрожал физической расправой и действиями сексуального характера оператору теплопункта Гурской Т.В.

Приказом №117-к от 20 ноября 2018г. он был уволен с работы с 21 ноября 2018г. по п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ- за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, если имеется дисциплинарное взыскание; прекращено действие трудового договора №16 от 01.12.2009г. Также данный приказ содержал сведения о, якобы, совершенных им (истцом) 14.11.2018г. действиях в отношении слесаря Щеглова С.В. в виде ударов кулаком в лицо и ногой в пах, выражениях в его адрес нецензурной бранью.

Истец отрицал факт совершения трех вышеуказанных дисциплинарных проступков , что отразил в своих объяснениях; основанием его привлечения к дисциплинарной ответственности явились докладные заинтересованных лиц, которые по отношению к нему имеют предвзятое отношение, поэтому просил отменить приказы о привлечении его к дисциплинарной ответственности №192 от 22.10.2018г., № 220 от 19.11.2018г. и №117-к от 20.11.2018г., как незаконные; восстановить его на работе в прежней должности с 21 ноября 2018г.; взыскать в его пользу незаконно невыплаченную премию за октябрь 2018г. в размере 3 926р.95коп; взыскать средний заработок за период вынужденного прогула с 22 ноября 2018г. по день вынесения судебного решения, что на день подачи иска составило 19 955р.89коп.. А так как незаконными действиями работодателя были нарушены его трудовые права, причинены моральные и нравственные страдания, просил взыскать компенсацию морального вреда в сумме 100 000 руб.

В судебном заседании истец Е.В.В. и его представитель по устному ходатайству Тимохин А.И. на заявленных требованиях настаивали по изложенным в исках основаниям. В дополнение к основаниям, изложенным в исках, пояснили, что увольнение является незаконным и по тем основаниям, что работодателем была нарушена процедура. Е.В.В. является членом профсоюзной организации работников наемного труда Калининградской области «Трудовые Бригады», однако, работодатель не направил в выборный орган данной профсоюзной организации проект приказа, копии документов, являющихся основанием для принятия решения о расторжении трудового договора, что предусмотрено ст.373 ТК РФ.

Представитель УМП «Светловская Теплосеть» Трофимов А.А. возражал против заявленных исковых требований; полагал, что привлечение истца к дисциплинарной ответственности, в том числе, увольнение произведено без нарушений; является законным и обоснованным. У работодателя отсутствовала обязанность по уведомлению профсоюзной организации «Трудовые Бригады», членом которой является с 2013г. так как нормы ст.81 и ст.373 ТК РФ предусматривают учет мотивированного мнения выборного профсоюзного органа первичной профсоюзной организации, то есть организации, которая создана на конкретном предприятии, в частности на УМП «Светловская теплосеть». Уведомление сторонней профсоюзной организации, не имеющий первичной профсоюзной организации у конкретного работодателя – УМП «Светловская теплосеть» – законом не предусмотрено. Полагал, что, как со стороны профсоюзной организации работников наемного труда «Трудовые Бригады», так и со стороны Е.В.В. имеет место злоупотребление правом.

Заслушав истца Е.В.В., его представителя Тимохина А.И., представителей ответчика Трофимова А.А. и Зубанова А.Н., показания свидетелей Матвейчева А.О., Вертелло Р.Р., Пугаченко Е.А., Турской Т.В., Щеглова С.В., Летяйкина Б.П., Никитенко Ю.В., Мамонова В.П., Шушкова Ю.Н., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора, полагавшего, что приказ об увольнении истца подлежит отмене, в связи с нарушением процедуры увольнения, Е.В.В. подлежит восстановлению в прежней должности с взысканием в его пользу оплаты за вынужденный прогул, а также подлежит взысканию компенсация морального вреда; однако заявленная сумма подлежит снижению, оценив собранное по ст.67 ГПК РФ, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 189 ТК РФ дисциплина труда – обязательное для всех работников подчинение правилам поведения, определенным в соответствии с настоящим Кодексом, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В соответствии со ст. 21 ТК РФ, работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать трудовую дисциплину.
Согласно ст. 192 ТК РФ, за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор; увольнение по соответствующим основаниям.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

В соответствии со ст. 193 ТК РФ, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание может быть обжаловано работником в государственную инспекцию труда и (или) органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

В силу п. 5 ст. 81 ТК РФ трудовой договор, может быть, расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В силу п. 33 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

Согласно п. 34 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что: совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания.

В соответствии с п. 35 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

В силу п. 52 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2, увольнение работника за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, а также за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей является мерой дисциплинарного взыскания, в связи с чем, работодателем должен быть соблюден установленный ст. 193 ТК РФ порядок применения дисциплинарного взыскания.

Таким образом, в силу приведенных выше норм трудового законодательства, дисциплинарное взыскание может быть применено к работнику за нарушение им трудовой дисциплины, то есть за дисциплинарный проступок.

Дисциплинарным проступком могут быть признаны только такие противоправные действия (бездействие) работника, которые непосредственно связаны с исполнением им трудовых обязанностей.

При этом право выбора конкретной меры дисциплинарного взыскания из числа предусмотренных законодательством принадлежит работодателю, который должен учитывать степень тяжести проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника.

Судом установлено, что Е.В.В. работал у ответчика в должности слесаря по ремонту ТЧ и сетей ГВС 5 разряда с 1 декабря 2009г. Истец был ознакомлен с должностной инструкцией слесаря, Правилами внутреннего трудового распорядка УМП «Светловская теплосеть», Положением об оплате труда и премировании, Коллективным договором, Кодексом профессиональной этики работников УМП «Светловская теплосеть», что не отрицал в ходе рассмотрения дела, а также подтверждается подписями Ефанова В.В. об ознакомлении.

Приказом N 192 от 22.10.2018г. к истцу за нарушение п.5.1 трудового договора №16 от 01.12.2009г., пп.4.2.1,4.2.4 Правил внутреннего трудового распорядка УМП «Светловская Теплосеть», пп.3.3.1,3.3.3,3.3.5 Коллективного договора, п.2.1 Инструкции по охране труда для слесаря по обслуживанию тепловых сетей, п.4.5 Профессиональной этики работников УМП «Светловская теплосеть» от 27.06.2014г. работодателем к Ефанову В.В. применено дисциплинарное взыскание в виде выговора с лишением 50% премии за октябрь 2018г.

Допущенные нарушения заключались в следующем: находясь на рабочем месте в помещении участка №1 на ЦТП «Комсомольский» в 14ч.50мин. 10 октября 2018г., спал на рабочем месте; находился без спецодежды (вместо рабочей обуви был обут в сланцы); оскорблял и выражался матом в отношении замдиректора по производству А.О. Матвейчева без видимых побудительных причин.

Основанием для издания данного приказа послужила служебная записка зам. директора УМП «Светловская теплосеть» Матвейчева А.О. от 10.10.2018г., акт от этой же даты, подписанный директором Зубановым А.Н., Матвейчевым А.О. и слесарем Вертелло Р.Р. В соответствии со ст.193 ТК РФ работодателем работнику 12.10.2018 г. вручено уведомление о необходимости дачи объяснений; объяснительная работником представлена 15.10.2018г., Е.В.В. ознакомлен с приказом №192 от 22.10.2018г.

Приказом №220 от 19 ноября 2018г. к Е.В.В. применено второе дисциплинарное взыскание в виде выговора за совершение дисциплинарного проступка, выразившегося в нарушении п.5.1 трудового договора, п.4.2.1 Правил внутреннего трудового распорядка, п.3.3.3 Коллективного договора, п.4.5 Кодекса профессиональной этики: в 08ч.45минут 13.11.2018г. Е.В.В., находясь на территории участка №1, в присутствии слесаря Щеглова С.В. оскорблял, выражался матом, угрожал физической расправой и действиями сексуального характера в отношении оператора Гурской Т.В. без видимых побудительных причин. С данными приказом истец ознакомлен. Основанием для его издания послужило заявление Гурской Т.В. от 13.11.2018г., акт от 13.11.2018г., подписанный Гурской и Щегловым. Процедура привлечения истца к дисциплинарной ответственности, предусмотренная ст.193 ТК РФ, работодателем соблюдена.

Согласно пунктам 5.1 трудового договора N 16 от 01.12.2009г., заключенного с Е.В.В., работник обязан добросовестно, своевременно, на высоком профессиональном уровне и точно исполнять свои трудовые обязанности, соблюдать Правила внутреннего трудового распорядка предприятия, использовать все рабочее время для производительного труда, воздерживаться от действий, мешающих другим сотрудникам выполнять их трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину.

Эти же обязанности работника отражены и в п.4.2.1 Правил внутреннего трудового распорядка УМП «Светловская теплосеть»; п.4.2.4 также возлагает на работника обязанность соблюдать требование по охране труда, технике безопасности, производственной санитарии, гигиене труда и противопожарной охране, предусмотренные соответствующими правилами и инструкциями, пользоваться необходимыми средствами индивидуальной защиты; для работы использовать только спецодежду, выданную УМП «Светловская теплосеть».

Аналогичные положения закреплены в п.3.3.1, п.3.3.3 и п.3.3.5 Коллективного договора, действующего с октября 2017г.

В соответствии с п.2.1 Инструкции по охране труда для слесаря по обслуживанию тепловых сетей №ОТ 1-12017г., перед началом работы слесарь обязан надеть спецодежду, застегнуть ее на все пуговицы, застегнуть обшлага рукавов, надеть обувь и головной убор. Получение Е.В.В. спецодежды подтверждено накладной от 03.09.2018 г.

27.06.2014г. на предприятии утвержден Кодекс профессиональной этики работников; п.4.5 Кодекса предусмотрено, что работнику в период рабочего времени либо, находясь на территории предприятии/подразделения предприятия в нерабочее время, запрещается любого вида высказывания и действия дискриминационного характера по признакам пола, возраста и др…., как в отношении коллег и потребителей, так и третьих лиц; проявлять грубость, пренебрежительный тон, предъявление неправомерных, незаслуженных обвинений по отношению к коллегам или сторонним лицам; использовать угрозы, оскорбительные выражения или реплики, действия, препятствующие нормальному общению, надлежащему выполнению трудовых обязанностей или провоцирующие противоправное поведение коллег; использовать в общении с окружающими ненормативную лексику, в том числе, иные слова и выражения, употребляющиеся в современном обществе в таковом значении.

В процессе рассмотрения дела суд считает доказанным, что Е.В.В. 10 октября 2018г. и 13 ноября 2018г. в период рабочего времени были совершены дисциплинарные проступки, которые ему вменяются работодателем. Доводы стороны истца об отсутствии с его стороны нарушений, предвзятого к нему отношения со стороны руководства предприятия не нашли своего подтверждения, опровергаются показаниями директора Зубанова А.Н., опрошенных свидетелей Матвейчева А.О., Вертелло Р.Р., Гурской Т.В., Щеглова С.В. Оснований не доверять показаниям свидетелей не имеется, поскольку они последовательны, не противоречат друг другу и иным имеющимся в деле доказательствам, свидетели были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

При этом, к показаниям Е.В.В суд отнесся критически, так как в процессе рассмотрения дела истец неоднократно их менял, его ответы непоследовательны. Поведение судом расценивается, как намерение уйти от ответственности. Отклоняя доводы истца, что им не были совершены дисциплинарные проступки 10.10.2018г. и 13.11.2018г., суд также учитывает, что Е.В.В. в ходе рассмотрения дела не отрицал своей вины в оскорблении Матвейчева А.О. нецензурной бранью, в отношении Гурской как нецензурной бранью, так и действиями сексуального характера, извинившись перед последней за недостойное поведение.

Суд пришел к выводу, что 10 октября и 13 ноября 2018г. Е.В.В. было допущено нарушение трудовой дисциплины, выразившееся в несоблюдении 10.10.2018г. п.5.1 трудового договора №16 от 01.12.2009г., пп.4.2.1,4.2.4 Правил внутреннего трудового распорядка УМП «Светловская Теплосеть», пп.3.3.1,3.3.3,3.3.5 Коллективного договора, п.2.1 Инструкции по охране труда для слесаря по обслуживанию тепловых сетей, п.4.5 Профессиональной этики работников УМП «Светловская теплосеть» от 27.06.2014г., а 13.11.2018г. в несоблюдении п.5.1 трудового договора, п.4.2.1 Правил внутреннего трудового распорядка, п.3.3.3 Коллективного договора,п.4.5 Кодекса профессиональной этики, что давало работодателю основания для привлечения работника к дисциплинарной ответственности в виде последующего увольнения работника по п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ в соответствии с которой, трудовой договор, может быть, расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

На основании вышеизложенного суд признал взыскания, в виде двух выговоров, наложенные на истца приказами №192 от 22.10.2018г. и №220 от 19.11.2018г., законными и обоснованными.

Процедура привлечения к дисциплинарной ответственности, предусмотренная ст. 193 Трудового кодекса РФ, при вынесении указанных приказов работодателем соблюдена, поскольку приказы вынесены уполномоченным лицом (руководителем Предприятия), с соблюдением установленных указанной нормой сроков привлечения к дисциплинарной ответственности.

Суд счел, что работодатель правомерно дважды применил к истцу дисциплинарные взыскания в виде выговоров, с учетом тяжести совершенных истцом проступков; обстоятельств, при которых они были совершены.

В связи с вышеизложенным, исковые требования истца о признании незаконными приказов № 192 от 22.10.2018г. и №220 от 19.11.2018г., по мнению суда, удовлетворению не подлежали.

В части исковых требований истца о признании незаконным п.2 приказа работодателя №203 от 31.10.2018г. «О премировании рабочих за октябрь 2018г.», взыскании в пользу истца невыплаченной премии в размере 3 926р.95коп., суд считает, что требование также удовлетворению не подлежит.

В силу ст. 21 Трудового кодекса РФ работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы.

В соответствии со ст. 129 Трудового кодекса РФ заработная плата (оплата труда работника) – вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

В силу ст. 135 Трудового кодекса РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

В соответствии с п. 6.2 трудового договора истца №16 от 01.12.2009г., работник имеет право на получение по результатам своей деятельности различных надбавок, доплат, премий, других вознаграждений в соответствии с системой оплаты труда, действующей на предприятии. Премия выплачивается на основании Положения и порядка премирования, установленного Коллективным договором и приказов работодателя.

В соответствии с Допсоглашением №2 от 30.12.2015г. к трудовому договору от 01.12.2009г., вступившим в силу с 01.01.2016г., в п.6.2 внесены изменения: премия начисляется в размере 60%(7853 р. 89 коп.) за фактически отработанное время на месячную тарифную ставку, доплаты за работы с вредными условиями труда 8%(969 р. 62 коп.).

Таким образом, размер ежемесячной премии Е.В.В. на октябрь 2018г. составлял 7 852 р. 89 коп.

В соответствии с п.4.22.1 Коллективного договора, работодатель производит выплату премий за текущие результаты работы ежемесячно рабочим в соответствии с «Положением о премировании рабочих УМП «Светловская теплосеть» за текущие результаты работ».

В соответствии с п.3.6.5 Коллективного договора, работодатель имеет право привлекать работников к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном ТК РФ, иными федеральными законами. Аналогичное положение содержится и в п.5.1.5 Правил внутреннего трудового распорядка.

В соответствии с Положением о премировании рабочих УМП «Светловская теплосеть» (утв. 29.08.2017 г.) премирование рабочих и обслуживающего персонала за текущие результаты работы на предприятии производится из фонда оплаты труда; по результатам работы за месяц согласно установленных основных показателей премирования (п.1.1, п.2.1). Пунктом п.4 Положения предусмотрено, что работники, виновные в производственных упущениях, а также в нарушении производственных и технологических инструкций, требований по охране труда и технике безопасности и других нарушений, могут быть полностью или частично лишены премии согласно перечня производственных упущений. Частичное либо полное лишение премии, дополнительное премировании производится по ходатайству руководителей подразделений на основании приказа директора УМП «Светловская теплосеть».

К производственным упущениям согласно п.З, п.4.5 Перечня отнесены: нарушение правил охраны труда, техники безопасности, пожарной безопасности и охране окружающей среды; нарушение трудовой дисциплины и Правил внутреннего трудового распорядка предприятия.

Как было указано выше, Приказом №203 от 31.10.2018г. (п.2) Е.В.В. был лишен премии по итогам работы за октябрь 2018г. в размере 50% за нарушение трудовой дисциплины (основание – приказ №192 от 22.10.2018 г.). Размер невыплаченной премии составил 3 926 р. 95 коп.

Так как на дату издания указанного приказа, Е.В.В. был привлечен к дисциплинарной ответственности приказом №192 от 22.10.2018г. за дисциплинарный проступок от 10.10.2018г.; в ходе рассмотрения дела судом подтверждена правомерность действий работодателя по его привлечению к дисциплинарной ответственности, поэтому суд считает, что работодатель, в лице руководителя предприятия, был вправе принять решение о частичном лишении дополнительного материального поощрения Е.В.В. по итогам работы за октябрь 2018 г.

Также суд счел, что в ходе рассмотрения дела нашел подтверждение и факт совершения Е.В.В. третьего дисциплинарного проступка, совершенного 14.11.2018г., заключавшегося в следующем: в 13ч.05 минут, находясь на рабочем месте, Е.В.В. нанес удар ногой в область паха и удар кулаком по лицу слесарю Щеглову С.В., а также оскорблял, выражался нецензурной бранью и угрожал последнему физической расправой, что подтверждено докладной Щеглова С.В., актом от 14.11.2018 г. Совершение данных противоправных действий Е.В.В. суду подтверждено и показаниями опрошенных свидетелей Щеглова С.В. и Пугаченко Е.О.

Совершение данного дисциплинарного проступка работодателем было включено в обоснование основания увольнения истца по п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ при наличии уже имеющихся двух неснятых и непогашенных дисциплинарных взысканий. Однако, суд считает включение работодателем данного проступка в подтверждение наличия неоднократности неисполнения истцом без уважительных причин трудовых обязанностей, ошибочным, так как данный проступок работником был совершен до его привлечения к дисциплинарной ответственности за ранее совершенный проступок от 13.11.2018 г.

Как было указано судом выше, неоднократность неисполнения своих трудовых обязанностей
без уважительных причин подтверждена наличием двух дисциплинарных проступков от 10.10.2018г. и от 13.11.2018г., за которые он был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговоров приказами №192 от 22.10.2018г. и №220 от 19.11.2018 г.

Следовательно, у работодателя на основании данных двух дисциплинарных взысканий уже имелись законные основания к увольнению истца по п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ и расторжению трудового договора.

Е.В.В. был уволен с 21.11.2018г., что подтверждено приказом №117-к от 20.11.2018 г.

В то же время, проверяя соблюдение работодателем процедуры увольнения по 3 Трудового кодекса РФ, суд считает, что работодателем были нарушены положения ст. 373 ТК РФ.

Частью 1 статьи 373 Трудового кодекса РФ установлено, что при принятии решения о возможном расторжении трудового договора в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 части 1 статьи 81 данного кодекса с работником, являющимся членом профессионального союза, работодатель направляет в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения.

Выборный орган первичной профсоюзной организации в течение семи рабочих дней со дня получения проекта приказа и копий документов рассматривает этот вопрос и направляет работодателю свое мотивированное мнение в письменной форме. Мнение, не представленное в семидневный срок, работодателем не учитывается (часть 2 статьи 373 Трудового кодекса РФ).

В пункте 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 “О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации” судам даны разъяснения о том, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя. При этом необходимо иметь в виду, что увольнение работников, являющихся членами профсоюза, по основаниям, предусмотренным пунктами 2, 3 или 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ, производится с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации в соответствии со статьей 373 Трудового кодекса РФ (часть 2 статьи 82 Трудового кодекса РФ). При этом исходя из содержания части 2 статьи 373 Трудового кодекса РФ увольнение по указанным основаниям может быть произведено без учета мнения выборного органа первичной профсоюзной организации, если он не представит такое мнение в течение семи рабочих дней со дня получения от работодателя проекта приказа и копий документов, а также в случае если он представит свое мнение в установленный срок, но не мотивирует его, т.е. не обоснует свою позицию по вопросу увольнения данного работника (подпункт “в” пункта 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2).

В случаях, когда участие выборного профсоюзного органа при рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя, является обязательным, работодателю надлежит, в частности, представить доказательства того, что в случае увольнения работника, являющегося членом профсоюза, по пункту 2, 3 или 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения, направлялись в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации; работодатель провел дополнительные консультации с выборным органом первичной профсоюзной организации в тех случаях, когда выборный орган первичной профсоюзной организации выразил несогласие с предполагаемым увольнением работника; был соблюден месячный срок для расторжения трудового договора, исчисляемый со дня получения работодателем мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации (статья 373 Трудового кодекса РФ) (подпункт “в” пункта 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2).

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что в УМП «Светловская теплосеть» имеется первичная профсоюзная организация, членом которой Е.В.В. не является.

Однако, Е.В.В. с 20.07.2013г. является членом профессионального союза работников наемного труда Калининградской области «Трудовые бригады», о чем работодатель УМП «Светловская теплосеть» был поставлен в известность 22.07.2013 г., что подтверждено личным заявлением работника. Таким образом, работодатель на дату увольнения истца знал о данном факте.

Мнение работодателя о наличии у него обязанности по уведомлению только первичной профсоюзной организации работников УМП «Светловская Теплосеть», если бы Е.В.В. являлся ее членом, либо при создании на УМП «Светловская Теплосеть» первичной профсоюзной организации «Трудовые Бригады», суд счел ошибочным.

В соответствии с нормами ФЗ от 12.01.1996г. №10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» каждый, достигший возраста 14 лет и осуществляющий трудовую(профессиональную) деятельность, имеет право по своему выбору создавать профсоюзы для защиты своих интересов, вступать в них, заниматься профсоюзной деятельностью и выходить из профсоюзов, это право реализуется свободно, без предварительного согласования. Таким образом, каждый работник вправе, по своему усмотрению, выбрать профсоюзную организацию для защиты своих интересов.

Е.В.В. выбран профессиональный союз работников наемного труда Калининградской области «Трудовые бригады», который объединяет работников различных сфер деятельности; организация зарегистрирована в качестве юридического лица.

То, что работодатель не производил удержания с заработной платы истца профсоюзных взносов, не освобождало его от обязанности по уведомлению выборного органа данной организации. Исходя из показаний истца, он сам производил оплату взносов. При наличии задолженности по уплате взносов, выборный орган данной профсоюзной организации вправе применить соответствующие меры к ее члену.

Так как доказано, что работник Е.В.В. надлежащим образом уведомил работодателя о членстве в профсоюзе работников наемного труда КО «Трудовые Бригады», поэтому в его действиях отсутствует злоупотребление правом.

Увольняя истца по п.5 ч.1 ст.81 ТК РФ, работодатель не направил в адрес данной профсоюзной организации проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия решения о его увольнении по указанному выше основанию; мотивированное мнение работодателем не было истребовано, то есть нарушены положения ст. 373 ТК РФ. Соблюдение работодателем указанной выше процедуры увольнения обязательно независимо от того, членом какой профсоюзной организации является работник, если работник не скрыл данные сведения от работодателя.

В связи с нарушением работодателем процедуры увольнения Е.В.В. по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ, суд сделал вывод о наличии безусловных оснований для признания приказа №117-к от 20.11.2018г. незаконным и восстановлении Е.В.В. на работе в прежней должности.

В соответствии со ст.394 ТК РФ случае признания увольнения незаконным работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Работнику должен быть выплачен средний заработок за все время вынужденного прогула.

Поскольку увольнение истца Е.В. признано незаконным, он подлежит восстановлению на прежнее место работы с 21 ноября 2018 года в должности слесаря по обслуживанию тепловых сетей участка №1,5 разряда.

В соответствии с абз. 2 ст. 394 ТК РФ орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Согласно абз. 3 ст. 139 ТК РФ при любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале – по 28-е (29-е) число включительно).

Из доказательств по делу следует, что, неправомерные действия ответчика по незаконному увольнению истца повлекли возникновение у последнего вынужденного прогула с 22.11.2018 года (следующий день после увольнения) по 14.01.2019г (день вынесения решения судом).

Исчисление среднедневного заработка истца судом производится исходя из сведений, содержащихся в уточненной справке о заработной плате истца за период с 01.11.2017 года по октябрь 2018 года, в которой указаны суммы ежемесячной заработной платы за указанный период времени, количество фактически отработанного времени. Общее количество начисленной истцу за этот период времени заработной платы составляет – 253 683.96 рублей, количество отработанного времени – 213 рабочих дней.

Для расчета среднего однодневного заработка суд исключает из общего заработка за 12 месяцев следующие выплаты: 1000 р. – материальная помощь, 27655,28 рублей – оплата отпускных, 2063,67 рублей – оплата по больничному. Общий доход, с учетом исключенных сумм, составил 222 964.74рубля / 213дн.=1046.78рублей (дневной заработок).

Время вынужденного прогула истца составляет с 22.11.2018 года по 14.01.2019года – 32 рабочих дня.

Следовательно, заработок истца за время вынужденного прогула составит (1046.78рублей х 32 рабочих дня в периоде вынужденного прогула) = 33 496.96 рублей, который подлежит взысканию в пользу истца.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Согласно п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 “О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации” размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Поскольку ответчиком допущены нарушения трудовых прав истца, выразившиеся в незаконном увольнении, что само по себе предполагает претерпевание им нравственных страданий, суд посчитал подлежащими удовлетворению требования истца в части компенсации морального вреда.

Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца, суд учел обстоятельства дела, характер нарушений, допущенных ответчиком, принцип разумности и справедливости, и счел возможным удовлетворить требования истца в данной части, взыскав в его пользу сумму денежной компенсации морального вреда в размере 1000 рублей.

На основании изложенного суд решил:

– признать приказ №117-к от 20.11.2018 г. об увольнении по п.5 ч.1 статьи 81 Трудового Кодекса РФ незаконным;

– восстановить Е.В.В. на работе в УМП «Светловская теплосеть» в должности слесаря по обслуживанию тепловых сетей участка №1 с 21 ноября 2018 г.;

– взыскать с УМП «Светловская теплосеть» в пользу Е.В.В. заработную плату за период вынужденного прогула с 22.11.2018 г. по 14.01.2019 г. в размере 33 496 руб. 96 коп. и компенсацию морального вреда в сумме 1000 руб.